01:35 

Режиссер С. Урсуляк и его фильмы

Madilain
2.
Заявляя о фильме – истории семьи, С. Урсуляк снимает картину так, как экранизировали «Тихий Дон» до него (и будут после него): последовательно, линейно, показывая те события романа, которые режиссеру интересны. Но при таком подходе тема семьи размывается, фильм наполняется событиями и героями, не связанными непосредственно с этой семьей – роман очень многосюжетный и многонаселенный, он не ограничивается только Мелеховыми и прочими хуторянами. И хотя Урсуляк постарался обойтись небольшим кругом персонажей, в основном, жителями одного хутора, сам процесс изменений их взглядов, убеждений, судеб под влиянием большой политики он не проследил.

Если бы картина строилась по-другому: большая политика приходила бы к зрителю через Мелеховых, Коршуновых, Кошевых…, тогда, конечно, фильм получился бы более целостным. Но, как я уже говорила в самом начале этого обзора, снимать такой фильм гораздо труднее.
Показать разные точки зрения, аргументировать разные «правды» героев фильма, дать зрителю возможность подумать, поспорить, выбрать что-то для себя – вот, что сегодня было бы интересно. Материала в романе более чем достаточно для объемного, яркого показа всех, таких разных, его героев. Можно было бы максимально отобразить и судьбу, и политический выбор самого Григория, М. Кошевого – его друга, М. Коршунова – брата его жены. Начало жизненного пути у трех друзей было одним, а как потом разошлись их дороги!
Да и саму семью Мелеховых можно было бы так «вкусно» преподнести!
Ведь Пантелей Прокофьевич вовсе не был деревенским дурачком, как его представляет С. Маковецкий. У него тоже была своя жизненная позиция, свои политические и военные кумиры, своё понимание, как нужно жить Донской Области. Он принимал в жизни хутора самое активное участие, был делегатом на выборах атамана Войска Донского в 1918г. (как раз там-то и выбрали атаманом генерала Краснова), поддерживал восставших казаков, даже повоевать в их рядах немного успел и умер среди беженцев от Красной Армии.
Петр и Григорий (когда тот служил у красных) могли бы спорить о власти на Дону и приходить к недолгому согласию, когда вместе они были в рядах восставших.
Пристально рассматривая жизнь Мелеховых, можно было бы тонко, филигранно отобразить отношения братьев, ведь на них Шолохов как раз и показал, как безвозвратно расходятся близкие, родные друг другу люди в смутное время Гражданской войны.
Григорий Мелехов стал бы еще ближе нам, зрителям, если бы режиссер не только озвучивал диалоги с его участием, но и знакомил бы нас с его мыслями, размышлениями, желаниями и мечтами. А чего только стоят сцены романа, когда Григорий после смерти Натальи возится с детьми. С какой любовью показывает Шолохов, как из жестокого рубаки Мелехов превращается в нежного, заботливого отца, как мастерит детям игрушки, занимается с сынишкой…
А сколько иронии, грубоватого казацкого юмора, авторского сарказма рассыпано на страницах произведения, сценаристу ничего выжимать из себя не надо, только собирай у Шолохова да с умом используй!

Роман огромен, даже вычленив из него только «семейную» тему, как собирался это сделать С. Урсуляк, вполне было бы возможно поведать зрителю всё не только о главных героях, но через них и о революциях, войнах и всех других событиях, отраженных в этом произведении.
Какой глубокий, красивый фильм можно было бы снять! Это был бы действительно авторский фильм по мотивам романа Шолохова «Тихий Дон», который не просто иллюстрирует книгу, а анализирует, осмысляет ее, приближая к нам события почти 100-летней давности, перекидывая мостики из того времени в наши дни.
Правда, для того, чтобы снять такой фильм, режиссер должен быть класса Тарковского, Германа, Михалкова, Бортко – штучным, со своим видением, индивидуальным режиссерским почерком. Да и уровень мастерства актеров должен быть значительно выше, чем в сериале Урсуляка.

@темы: Режиссер С. Урсуляк и его фильмы, разговоры, споры, обсуждения

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Всякая всячина

главная