Madilain
7.
Увы, чего я опасалась увидеть в этом фильме – все было: старательный обход острых политических вопросов, отсюда – исключение целых сюжетных линий с их героями, попытки упростить тему по шаблонному варианту: казаки – хорошие, красные – плохие (это возымело действие на многих, скажем так, несведущих зрителей). Такое упрощение привело, в свою очередь, к очень поверхностному показу, не раскрытию (!), характера Григория Мелехова, его личности. Остались без объяснений его переходы от одной идеи к другой, из одной армии в другую.
Тяга режиссера к поверхностным, шаблонным решениям сказалась и в модном сегодня обращении к религиозной тематике и в достаточно топорном, в лоб, символизме – ненужным украшательствам фильма, снятого во вполне реалистичной манере.
Кроме этого, С. Урсуляк произвольно меняет последовательность событий, что иногда приводит к нестыковкам. Так, например, Дарья топится еще до смерти Натальи (по роману – наоборот), без свидетелей (по роману они были), поэтому непонятно, почему священник решил, что Дарья – самоубийца и отказывался хоронить ее на кладбище.
О постоянных недосказанностях и незавершенностях эпизодов я уже говорила ранее.

МУ-ЗЫ-КА
Честно говоря, уже после первых серий хотелось убить композитора и выключить звук!))))))))))
Одна и та же музыкальная тема на все серии, на все случаи жизни. Под эту музыку идут лирические кадры любви Аксиньи и Григория, под нее же Степан бьет Аксинью и дерется с братьями Мелеховыми, она же сопровождает и вполне нейтральные эпизоды, например, панорамные виды или работу казаков в поле. И так весь сериал! Прерывается она лишь на короткое время, на несколько минут, и опять по новой, как заезженная пластинка!
С. Урсуляк снова безудержно увлекся контрастами: наложением энергичного видеоряда на лиричный музыкальный фон. Практически постоянное несоответствие музыки картинке уже не вызывает никаких эмоций и чувств, кроме недоумения. Я думаю, не этого хотел добиться режиссер, но чувство меры и музыкального вкуса отказало.
Только в одном эпизоде музыка (другая!) и видео дополняли друг друга и создали законченную картину – в сцене убийства Митькой Коршуновым семьи Михаила Кошевого. Там все срослось: музыка, режиссура, игра Никиты Ефремова.
Но это одна-единственная сцена на весь сериал!

Актеры и роли
«Тихий Дон» С. Урсуляка – это фильм, где актеры второго плана и эпизодов начисто переигрывают исполнителей главных героев. Кроме того, этот фильм – бенефис С. Маковецкого (не совсем удачный по качеству). На фоне его Пантелея Прокофьевича потерялись все остальные члены семьи Мелеховых, а также и Аксинья. Только в тех редких эпизодах, где С. Маковецкий не участвовал, «Мелеховы», хоть и бледненько, но все-таки что-то пытались изобразить. По-моему, столько Пантелея Прокофьевича у Шолохова не было, сколько его у Урсуляка!
Игра актеров, играющих Мелеховых, разочаровала, пожалуй, кроме А. Иванова (Петр Мелехов) и Л. Зайцевой (Василиса Ильинична).
Разочаровали и режиссерские установки для этих актеров.
Например, обратила внимание на то, что в фильме практически все главные героини, кроме матери - Василисы Ильиничны, в трагические моменты жизни ползают на четвереньках. Аксинья в сцене избиения ее мужем, Дарья в сцене прощания с убитым Петром, Наталья при известии о расстреле отца, Дуняшка в разговоре с Григорием о Кошевом – как по команде опускаются на колени, ползут и кричат. Неужели горе нельзя было выразить по-разному, почему на все эти эпизоды для разных героинь нашлась только одна красочка? А в конце фильма, в своем видении ползет на коленях уже и Григорий.
Еще одна «находка» С. Урсуляка в изображении любви главных героев: пение Аксиньи за окном дома Мелеховых во время свадьбы Григория и Натальи. Муж Степан ей подпевает, хотя по характеру их отношений он бить бы ее должен за эти страдальческие песни полюбовнику!
Не знаю, помогал ли советами С. Урсуляк своим актерам при съемках сцены ухода Григория и Аксиньи в Ягодное, но от американских штампов уже скулы сводит! Аксинья хватается за живот, Григорий смотрит выпученными глазами, изображая, что о чем-то догадывается, Аксинья мелко-мелко кивает, глядя ему в глаза, подтверждая его догадку, далее идет диалог с непередаваемыми интонациями Григория!)))))))))

Все комментаторы сравнивают актеров фильма С. Урсуляка с актерами фильма С. Герасимова. Пожалуй, сделаю это и я. Герасимовский фильм упрекают в «староватости» его актеров.
Посмотрим, так ли это.
Фильм вышел в 1957г.
В то время Л. Хитяевой (Дарья) было 27 лет (1930 г.р.), Н. Архангельской (Дуняша) – 20 лет (1937 г.р.), Э. Быстрицкой (Аксинья) – 29 лет (1928 г.р.), З. Кириенко (Наталья) – 24 года (1933 г.р.), П. Глебову (Григорий) – 42 года (1915 г.р.).

Фильм С. Урсуляка вышел в 2015году.
Е. Ткачуку (Григорий) – 31 (1984 г. р.), П. Чернышовой (Аксинья) – 22 (1993 г.р.), Д. Урсуляк (Наталья) – 26 (1989 г.р.), А. Веденской (Дарья) – 31 (1984 г.р.), Н. Лумповой (Дуняшка) – 26 (1989 г.р.).

Как видно, возрасты актеров фильмов Герасимова и Урсуляка не сильно различаются, за исключением зрелого П. Глебова.
Да, Э. Быстрицкая старше П. Чернышовой, П. Глебов старше Е. Ткачука, как старше они и своих героев. Но разве заслуга актеров состоит только в точном соответствии возрасту персонажей? Да и Е. Ткачуку-то тоже, чай, не шашнацать! Но, положа руку на сердце, я предпочту игру более взрослой Э. Быстрицкой и возрастного П. Глебова игре их молодых коллег.

Молодые актрисы сериала – полное разочарование. По внешности – худенькие, без должной стати, невзрачные, чем-то похожие друг на друга студенточки-горожаночки – их героини вообще не соответствуют шолоховским описаниям (Дуняша-то почему белобрысая?!).
Но можно было бы только попенять на внешнее несоответствие, да и забыть о нем, если бы они поразили своей игрой. Увы, и здесь провал. Видимо, С. Урсуляк рассказывал девушкам, что казачки – женщины-труженицы с чувством собственного достоинства, властные, гордые, организаторы и руководители своих больших хозяйств в отсутствии мужчин семейств (мужчины часто были в походах, в военных лагерях, на кордонах). При случае они могли бы и за себя постоять и детей и стариков защитить (подробнее здесь - rus-istoria.ru/library/text/item/820-kazachki).
Наверное, пытаясь отобразить эту женскую гордость и независимость, П. Чернышова (Аксинья) играет… современную стерву! Практически весь сериал мне казалось, что Григорий не только хлипковат (и внешне и внутренне), по сравнению с Аксиньей, но даже просто побаивается ее.
П. Чернышовой, А. Веденской, Н. Лумповой катастрофически не хватает женственности, женской мягкости, податливости, женского кокетства, манкости (всего того, что есть у шолоховских героинь).

Самый главный актерский провал – это, конечно, Григорий и Аксинья.
Такое впечатление, что Аксинья, в исполнении П. Чернышовой, не полюбила Григория, а просто-таки в плен его захватила, и хрен от нее теперь вырвешься! «Владаю им и буду владать!» - с холодными глазами зло кричит она, крик звучит как приговор. Но актерам надо как-то изображать страсть, с этим совсем туго. Сцена первого интимного свидания в ночном поле: Аксинья хищнически набрасывается на Гришу, оба неубедительно, но исступленно целуются, затем – басовитый рык Аксиньи, одежды разбрасываются по всему полю. Всё, страсть сыграна, Гришу изнасиловали!
Не страсть, не обида, а неприкрытая злоба исходит от обоих в сцене в подсолнухах, перед женитьбой Григория: злость и напористость у Аксиньи, растерянность и злость у Григория.
Та же сухость, холодность и безжалостное торжество у Аксиньи в разговорах с Натальей. Как-то больше веришь, сочувствуешь и симпатизируешь не любви всей жизни Григория – Аксинье, а его жене.
Несколько лет любовники проводят в разлуке. По роману Григорий все чаще вспоминает Аксинью, несколько раз они случайно мимолетно видятся, от других людей узнают о событиях в жизни друг друга, ревнуют, переживают. В фильме Герасимова эта непреходящая любовь показана, в фильме Урсуляка – нет. Поэтому-то и странно, почему Григорий, вновь встречая Аксинью на реке, говорит о любви. Впрочем, сухость, сдержанность и отстраненность у актеров так и не прошли.
В общем, не верю (прямо по Станиславскому) я в эту любовь.
Я так и не увидела в этой «любовной» линии отношений мужчины и женщины: теплоты, близости, страсти, родства душ. Достаточно просто сравнить некоторые кадры из двух фильмов: С. Герасимова и С. Урсуляка, чтобы понять, у каких героев настоящая любовь, а у каких – неумелая имитация.
В заявленной семейной саге не хватило времени на более полное раскрытие образа Аксиньи: на показ изменений ее отношений с Ильиничной – от неприязненных до доброжелательных; на показ сложных чувств к Наталье, любви к детям Григория. Впрочем, здесь вина не столько актрисы, сколько режиссера.

В одном из интервью П. Чернышова призналась, что она никогда не испытывала такой страсти, какая описана Шолоховым, что она не такая эмоциональная, как Аксинья, что такое роды она не представляет, детей у нее нет и потому она не понимает, что значит потерять ребенка.
К сказанному добавить нечего: у девушки элементарно нет никакого жизненного опыта, а пережить все это на экране актерского таланта и эмоциональности не хватило.

@темы: разговоры, споры, обсуждения, Режиссер С. Урсуляк и его фильмы