Madilain
4.
На Дону устанавливалась Советская власть. Начались процессы т.н. «расказачивания» и раскулачивания, процессы очень неоднозначные, отличающиеся жестокостью, не всегда оправданные в отношении отдельных людей или семей. Но только ли коммунисты виноваты в жестокости этих мероприятий?
Жесточайшая борьба между красными и белыми, борьба на выживание из открытой военной фазы перешла в скрытую, подпольную. Цель ее для обеих сторон осталась прежней: только безоговорочная победа. Борьба шла на уничтожение всех активных участников противника. Изменились ее методы: организовывалось и действовало белогвардейское подполье, ставившее своей задачей свержение Советской власти, не оставались в стороне и казаки, недовольные ею. Молодая Советская власть отвечала жестокими репрессиями. Выжить могли только те или другие, третьего было не дано.

Один из самых значимых эпизодов фильма – арест и тайный расстрел семерых арестованных при раскулачивании и расказачивании. Эпизод трагический, усиленный соответствующим музыкальным фоном, вызывающий закономерную жалость к погибшим и негодование по поводу расстрела без суда и следствия.

Но так ли невинны были расстрелянные казаки? Несколькими кадрами назад был показан разговор Пантелея Прокофьевича со своим сватом, отцом Натальи, Мироном Григорьевичем Коршуновым, сельским богатеем.
«- А через что жизня рухнулась? Кто причиной? Вот эта чертова власть! Она, сват, всему виновата. Да разве это мысленное дело - всех сравнять? Да ты из меня душу тяни, я не согласен! Я всю жисть работал, хрип гнул, потом омывался, и чтобы мне жить равно с энтим, какой пальцем не ворохнул, чтоб выйтить из нужды? Нет уж, трошки погодим! Хозяйственному человеку эта власть жилы режет. Через это и руки отваливаются: к чему зараз наживать, на кого работать? Нынче наживешь, а завтра придут да под гребло... И ишо, сваток: был у меня надысь односум с хутора Мрыхина, разговор вели... Фронт-то вот он, возле Донца. Да разве ж удержится? Я, по правде сказать, надежным людям втолковываю, что надо нашим, какие за Донцом, от себя пособить...
- Как так - пособить? - с тревогой, почему-то шепотом спросил Пантелей Прокофьевич.
- Как пособить? Власть эту пихнуть! Да так пихнуть, чтобы она опять очутилась ажник в Тамбовской губернии. Нехай там равнение делает с мужиками. Я все имущество до нитки отдам, лишь бы уничтожить этих врагов. Надо, сват, надо вразумить! Пора! А то поздно будет... Казаки, односум говорил, волнуются и у них. Только бы подружней взяться! - И перешел на
быстрый, захлебывающийся шепот: - Частя прошли, а сколько их тут осталось? Считанные люди! По хуторам одни председатели... Головы им поотвязать - пустяковое дело. А в Вешках, ну что ж... Миром-собором навалиться - на куски порвем!

Я мимо не скажу. Люди - что овцы: куда баран, туда и весь табун. Вот и надо показать им путя! Глаза на эту власть открыть надо. Тучи не будет - гром не вдарит. Я казакам прямо говорю: восставать надо. Слух есть, будто они приказ отдали - всех казаков перевесть. Об этом как надо понимать?»

И ведь дело не ограничивалось только разговорами…

Конечно же, со стороны советской власти было сделано немало ошибок, тем более, что к раскулачиванию казаков привлекали «иногородних», т.е. не казаков, а крестьян и рабочих Дона, с которыми у казаков в течение столетий складывались неприязненные (мягко сказано) отношения. Партийные организации в станицах в основном так же состояли из рабочих и крестьян.
Шолохов пишет о насильственном разоружении казаков под угрозой суда и расстрела (вполне оправданный шаг, т.к. сдавать оружие, а оно в большом количестве было в каждом доме, казаки не желали), о чрезвычайных комиссиях и трибуналах, об обложении огромной контрибуцией богатых казаков.

Как проходили раскулачивание и расказачивание на Дону?

Немного истории
«С установлением советской власти в станицах начались преобразования. Войсковая собственность на землю отменялась. Помещичьи имения превращались в советские хозяйства, был создан ряд коммун и артелей. Было запрещено хранение и использование всех денежных знаков, кроме советских, что ударило не только по зажиточному, но и по всему казачеству. Все предметы первой необходимости брались на учет, на основные продукты была введена карточная система. В станице Вешенской ревком постановил конфисковать землю и земледельческие орудия у богатых слоев населения.» («Казачий Дон: пять веков воинской славы». Коллектив авторов. Редактор Л. Незвинская)
«Неоднородность состава населения области внесла свои особенности в советское строительство. Разложение и ослабление белого казачества подталкивали донское крестьянство на борьбу с привилегированными землевладельцами – казаками. Весной 1919 г. член Донбюро РКП (б) С.И. Сырцов докладывал: «Ненависть против казаков, на которых крестьяне привыкли смотреть как на классовых врагов, только теперь находит свое выражение… Победы Красной Армии вдохнули уверенность в крестьян, и они начинают расправу с казачеством».» (там же)
«Классовая борьба обострялась решительными мерами по изъятию «хлебных излишков», причем «зачастую не учитывались различия между хозяйствами кулаков и трудящихся крестьян и казаков». … Во главе ревкомов, окружных и станичных, ставились «элементы, наиболее пострадавшие от Краснова». Часто этими «элементами» «инструкция о терроре понималась как полное уничтожение казачества», а руководящим принципом служило – «чем больше вырежем казачья, тем скорее утвердится советская власть на Дону». … В такой сложной и взрывоопасной обстановке местные власти начали воплощать в жизнь циркулярное письмо о массовом терроре. Расстрелять успели от 300 до 600 казаков. Казаки ответили массовым антибольшевистским восстанием.» (там же)

Основания для недоверия к казачеству со стороны советской власти были вполне обоснованными.

В октябре 1917 года Краснов П. Н. и другие министры низложенного Временного правительства были отпущены большевиками под честное слово, что они не будут организовывать сопротивление и воевать против Советской власти. Краснов, ярый контрреволюционер, уехал на Дон, где в качестве атамана Всевеликого Войска Донского в 1918 г., опираясь на Германию и не подчиняясь А.И. Деникину, во главе казачьей армии неудачно наступал на Царицын - Камышин. В феврале 1919 г. из-за противоречий с командованием Добровольческой армии и в связи с поражением Донской армии подал в отставку.

«Всевеликое войско Донское (1918-1920) было провозглашено как наследие «допетровского казачества». Находилось в состоянии войны с РСФСР и в союзе с Добровольческой армией Деникина. Петр Краснов находился в хороших личных отношениях с гетманом Украинской Державы Павлом Скоропадским; в 1918 году обсуждался проект объединения Украинской Державы, Всевеликого Войска Донского и Кубанской Народной Республики на федеративных началах.» (из Википедии)
«“Белый” Юг России с центром в области Войска Донского представлял собой автономное государственное образование, по форме правления — военную диктатуру руководителя Вооруженных сил Юга России (ВСЮР) во главе с генералами М. В. Алексеевым и Л. Г. Корниловым, позднее, после гибели обоих — А. И. Деникиным, и, после добровольной отставки последнего, — во главе с генералом бароном П. Н. Врангелем. Военным ядром ВСЮР была Добровольческая армия. Функции правительства выполняло «Особое Совещание при Верховном Руководителе Добровольческой армии», ведавшее всеми вопросами восстановления нормальной гражданской жизни на территориях подконтрольных ВСЮР. На нём также лежали законодательные функции.
Во внешней политике “Белый Юг России” ориентировался на страны Антанты.» (там же)

То есть, практически все белые генералы, борющиеся с советской властью, обосновывались на Дону.
В 1918 г. общее количество полков в Донской армии было доведено до 100. Атаман Краснов (избран 10 мая 1918г.) наладил контакты с немцами, которые уже с февраля оккупировали Украину. Немцы получали на Дону продовольствие, а взамен снабжали казаков захваченным на Украине русским оружием и боеприпасами. По соглашению с Германией Дон получил 11 тыс. винтовок, 44 орудия, 88 пулемётов, 100 тысяч снарядов и ок. десяти миллионов патронов.
Своими главными врагами Краснов считал большевиков и утверждал, что пока они стоят у власти в России, Дон в ее состав входить не будет, а будет жить по своим законам. В августе 1918 года казаки вытеснили большевиков с территории области и стали на границах.
Тем не менее, донские иногородние в подавляющем большинстве поддержали Советскую власть. Они создавали свои части в Красной Армии, и именно из них состояла знаменитая конница С. М. Буденного.
Казаки же, в своей массе, были против большевиков.
Таким образом, раскол на Дону происходил по сословному признаку (кстати, это хорошо показано М. Шолоховым).

Логика войны на уничтожение противника и установления своей власти диктовала свои жестокие условия. Вот как в романе «Тихий Дон» говорит об этом Штокман:
«Фронт в полутораста верстах от нас. Основная масса казачества настроена к нам враждебно. И это - потому, что кулаки ваши, кулаки-казаки, то есть атаманы и прочая верхушка, пользуются у трудового казачества огромным весом, имеют вес, так сказать. Почему? Ну это же тоже должно быть тебе понятно. Казаки - особое сословие, военщина. Любовь к чинам, к "отцам-командирам" прививалась царизмом... Как это в служивской песне поется? "И что нам прикажут отцы-командиры - мы туда идем, рубим, колем, бьем". Так, что ли? Вот видишь! А эти самые отцы-командиры приказывали рабочие стачки разгонять... Казакам триста лет дурманили голову. Немало! Так вот! А разница между кулаком, скажем, Рязанской губернии и донским, казачьим кулаком очень велика! Рязанский кулак, ущемили его, - он шипит на Советскую власть, бессилен, из-за угла только опасен. А донской кулак? Это вооруженный кулак. Это опасная и ядовитая гадина! Он силен. Он будет не только шипеть, распускать порочащие нас слухи, клеветать на нас, как это делали, по твоим словам, Коршунов и другие, но и попытается открыто выступить против нас. Ну конечно! Он возьмет винтовку и будет бить нас. Тебя будет бить! И постарается увлечь за собой и остальных казаков за так сказать - середнеимущественного казака и даже бедняка. Их руками он норовит бить нас! В чем же дело! Уличен в действиях против нас? Готово! Разговор короткий - к стенке! И тут нечего слюнявиться жалостью: хороший, мол, человек был.

Трудовым казакам только с нами по пути, а не с кулачьем! Ах, ты!.. Да кулаки же их
трудом - их трудом! - живут. Жиреют!..

- Если по округу не взять наиболее активных врагов - будет восстание. Если своевременно сейчас изолировать их - восстания может не быть. Для этого не обязательно всех расстреливать. Уничтожить нужно только матерых, а остальных - ну хотя бы отправить в глубь России. Но вообще с врагами нечего церемониться! "Революцию в перчатках не делают", - говорил Ленин.
Была ли необходимость расстреливать в данном случае этих людей? Я думаю - да! Может быть, не всех, но Коршунова, например, незачем исправлять! Это ясно! А вот Мелехов, хоть и временно, а ускользнул. Именно его надо бы взять в дело! Он опаснее остальных, вместе взятых. Ты это учти. Тот разговор, который он вел с тобой в исполкоме, - разговор завтрашнего врага. Вообще же переживать тут нечего. На фронтах гибнут лучшие сыны
рабочего класса. Гибнут тысячами! О них - наша печаль, а не о тех, кто убивает их или ждет случая, чтобы ударить в спину. Или они нас, или мы их! Третьего не дано.»

И, наконец, расказачивание шло и у белых казаков. Оно началось даже раньше, чем у красных.

«10 (23) мая 1918 года Войсковой круг выбирает генерала Краснова П.Н. Атаманом.
В мае 1918 года(!) «Круг Спасения Дона», принял постановление о «расказачивании красных казаков»! Всех казаков, участвующих в Советских войсках и большевистских организациях постановили исключить из казачьего сословия.
Атаман Краснов учредил военно-полевые суды от полка включительно. По их приговорам было расказачено более 30 тысяч казаков, которых лишали имущества, земельных наделов и высылали за пределы Дона. То есть обрекали на неизбежную смерть.
28.08.1918 г. Войсковой круг требовал исключения из казаков целых поселений, сочувствующих Советской власти: а) проявившие активное участие в рядах Красной Армии; б) оказывающие разлагающее влияние на население пропагандой большевизма.
В октябре 1918 года Войсковой Круг принял указ «против изменников казачьему делу»: 1) Признать переход на сторону врага изменой Родине и казачеству. Карать изменников по всей строгости закона; 2) Если преступники не могут быть настигнуты непосредственной карой, немедленно постановлять приговоры о лишении их казачьего звания; 3) К имуществу их применять беспощадную конфискацию; 4) Всех красных казаков, попавших в плен, казнить.

Когда корниловский мятеж провалился, сам Корнилов, которого сейчас пытаются изобразить как истинного демократа, сделал вывод из своей неудачи: мы шли к власти, чтобы вешать, а надо было вешать, чтобы прийти к власти. «Вешать!» — таков был девиз генералов. Вот они и следовали этому девизу. Буквально. И одним из ярчайших примеров тому - герой нынешних белых адмирал Колчак.
Осенью 1918 года адмирал Колчак в Омске подавил восстание за Сибирское правительство, состоявшее из бывших депутатов Учредительного собрания (эсеро-меньшевики). После его подавления было расстреляно более 3500 человек. В том числе и все депутаты «Учредиловки».
Почувствуйте разницу: матрос Железняков «объявил перерыв в работе собрания» из-за усталости караула. А «патриот» Колчак сих депутатов расстрелял!
Активно грабили казачество и крестьян атаманы Дутов в Оренбурге, Аненков на Алтае и в Семиречье.

Имея такую военно-политическую обстановку в январе 1919 года (!Сравните с датой начала красновских репрессий!) принимается директива оргбюро РКП(б) (Российской коммунистической партии большевиков).
Директива оргбюро от 24.01.19г. «Ко всем ответственным товарищам работающим в казачьих районах»:
«Учитывая опыт гражданской войны необходимо:
Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно, провести беспощадный и массовый террор по отношению ко всем казакам, принимавших прямое участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо применять те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток к новым выступлениям против Советской власти.
Конфисковать хлеб и заставить ссыпать все излишки в указанные пункты. Это относится как к хлебу, так и к др. сельхозпродуктам.
Принять меры по оказанию помощи переселяющейся бедноте.
Провести полное разоружение, расстреливая каждого у кого будет обнаружено оружие после срока сдачи.

16.03.1919 года (т.е. Практически через два месяца после принятия!)на Пленуме ЦК РКП(б), теперь с участием Ленина, было принято решение «О приостановке мер беспощадного террора по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо участие в борьбе с Советской властью».
Таким образом, если оргбюро ВКП(б) приняло директиву, а более компетентным органом партии было принято решение о приостановке действия этого сурового документа, то представители «белой армии» продолжали издавать приказы «полные гуманизма и заботы о человеке». Вплоть до последнего дня своего пребывания на территории России.

Приказ губернатора Енисейской губернии генерала Розанова С.Н. 27 марта 1919 года.
Начальникам военных отрядов в районе восстания.
1.при занятии поселений, захваченных ранее разбойниками, требовать выдачи их главарей и вожаков, если этого не происходит, а есть сведения о таковых — расстреливать десятого.
2.Селения, население которых встретить правительственные войска с оружием, сжигать. Взрослое мужское население расстреливать поголовно. Имущество, лошадей, повозки, хлеб и т.п. отбирать.
1.6.Среди населения брать заложников, в случае действия односельчан, направленных против правительственных войск, заложников расстреливать беспощадно.
23.07.1919 года генерал Деникин А.И. утвердил «Закон в отношении участников установления Советской власти» (прим. т.е. против людей устанавливавших ЗАКОННУЮ власть!). «Все кто участвовал в сообществе именуемом партией коммунистов (большевиков) или ином сообществе (комбеды, ревкомы, советы и пр.) установившем власть советов — смертная казнь с конфискацией имущества».
(www.rusproject.org/node/1652)

Логика войны одинакова для всех!

@темы: Режиссер С. Урсуляк и его фильмы, разговоры, споры, обсуждения