23:11 

Режиссер С. Урсуляк и его фильмы

Madilain
Семейно-местечковый «Тихий Дон»
Итак, экранизация С. Урсуляком знаменитого «Тихого Дона». Как я уже говорила, С. Урсуляк тяготеет к экранизации хорошей литературы, как и признанные мастера В. Бортко и Н. Михалков – «последние из могикан», корифеи отечественного кинематографа. К тому же, удачные киноверсии произведений нашей классики – это показатель уровня мастерства, зрители и критика очень ревностно к ним относятся и очень беспощадны в своих оценках, но если режиссер, по их мнению, с задачей справляется, то нимб мастера у него будет вечным.
Что побудило С. Урсуляка взяться за великое произведение нашей литературы «Тихий Дон», о который «сломал зубы» режиссер не в пример лучше его – С. Бондарчук, и на которое не посягают те же Бортко и Михалков?
После «Исаева», где, по моему мнению, Урсуляк с прозой Семенова не справился, мне и интересно было, как он интерпретирует роман, куда более сложный, чем произведения Ю. Семенова, но в то же время я боялась откровенного провала: за Шолохова было бы обидно и досадно!
Больше всего я испугалась, что Урсуляк со своей боязнью поднимать серьезные, острые политические и социальные вопросы (а именно они и составляют суть романа), сведет фильм к примитивной мелодраме. Масла в огонь подливал и сам режиссер в своих интервью в процессе съемок. «…нам всем нужно снизить градус непримиримости, понять, что семья в нашем мире – главное, что нужно беречь. Для меня «Тихий Дон» – прежде всего история семьи, точнее, ее исчезновения. Мне очень хотелось, чтобы зрители восприняли Мелеховых, Астаховых, Коршуновых как родных, ощутили их скорбь, досаду, пропустили трагедию этих людей через себя.» «– Какими сюжетными линиями романа вам пришлось пожертвовать, чтобы уложиться в четырнадцать серий?
– Всем, что напрямую не касается хутора Татарского и трех основных семей – Мелеховых, Астаховых и Коршуновых. Я убрал линию Штокмана, если говорить о происходящих на хуторе событиях, – революционера, непонятно откуда взявшегося, приехавшего возвращать (?)казаков. Намечающаяся ведущая роль партии всегда казалась мне вымученной и в контексте картины совершенно не нужной и не интересной. Я убрал все, что касается масштаба революции – не показываю ее через Петроград, Керенского, Корнилова, а только через главных героев. Там есть массовые сцены, но у меня не было ни финансового, ни человеческого, ни режиссерского ресурса для того, чтобы организовывать поездку в тот же Питер и отстраивать его исторически. Поэтому мы сосредоточились в основном на том, что касается Григория Мелехова и вокруг него. Мне кажется, этого вполне достаточно, потому что нельзя объять необъятное, тем более надо было уложиться и в сроки, и в бюджет», - говорил Урсуляк.

Сроки, бюджет, хронометраж картины – все это, конечно, важно, но хочу заметить, что фильм Герасимова занимает вполовину меньше времени, а наполненность его значительно выше, и режиссер не выбрасывал целые сюжетные линии, хотя Питер и не отстраивал.
Кроме этого, сразу возник вопрос к Урсуляку: как можно показывать трагедию распада и исчезновения большой семьи, не пытаясь не только осмыслить, но даже затронуть причины этой трагедии?
Если такая позиция Урсуляка прежде всего основывалась только на недостатке денежных средств, то, может быть, стоило повременить со съемками, подсобирать еще денег, продлить время съемок, не подгоняя выход сериала к красной дате, работать глубже и тщательнее?
Но, как мне кажется, дело не в деньгах и сроках, а именно в слабости и мелкомасштабности самого режиссера, коль он не понимает и не хочет понять значения революции и последующей Гражданской войны и их влияния на судьбу не только семьи Мелеховых, но и всего донского казачества.

Вообще, экранизация одной-двух сюжетных линий большого многослойного литературного произведения или даже нескольких выборочных его эпизодов имеет право на существование в большом кино. Собственно, так снимаются все кинофильмы про Анну Каренину, вычленяя только ее судьбу из огромного по своему значению романа Л. Толстого. Н. Михалков в 1979г. снял прекрасный фильм «Несколько дней из жизни И. И. Обломова», экранизируя даже не одну сюжетную линию романа Гончарова целиком, а только несколько выборочных сцен из этой линии!
Но в таких случаях экранные герои рассматриваются прямо-таки под лупой с большим увеличением, и здесь важно все до мельчайших деталей: от внешнего облика, мимики и жестикуляции до мыслей, мотивации поступков, и в конечном итоге, судьбы рассматриваемых персонажей. Мастерство режиссера и оператора, актеров и всей съемочной группы должно быть безукоризненным, только тогда на свет появится значимое кинополотно.

Вычленяя из романа Шолохова историю семьи Мелеховых, отсекая все остальные сюжетные линии, Урсуляк, как мне кажется, не понимал, что он не облегчает, а, наоборот, усложняет свою задачу.
Итак, как же он с ней справился? Попробуем разобраться.

О содержании и режиссуре сериала.
1.
Если Урсуляком заявлена некая семейная сага, где показано, как большое семейство живет, преображается, распадается под влиянием необратимых внешних и внутренних сил, где показаны любовь, страсть, ненависть главных героев в их жизненных перипетиях, то было бы естественно вначале познакомить зрителя с этими героями, рассказав их предысторию (что сделал в романе М. Шолохов). Рассказать о том, как сошлась в Пантелее Прокофьевиче (отце Григория Мелехова) турецкая и казачья кровь, о растерзанной толпой хуторчан его матери-турчанке, о том, как он возродил и возглавил свой род, построил в хуторе не просто жилище для разросшейся семьи, а Дом со своим укладом и порядком, справным хозяйством, живущим и работающим как часы под неусыпным оком хозяина. Нужно было рассказать и о страшной судьбе Аксиньи, о том, как ее, шестнадцатилетнюю, за год до замужества изнасиловал отец, за что мать Аксиньи и брат избили его до смерти. О том, как измывался над ней муж, Степан Астахов, изменяя ей с гулящими бабами и избивая ее до полусмерти, о том, что она работала в своем большом хозяйстве с утра до поздней ночи как ломовая лошадь в то время, когда муж гулял с друзьями.
Ничего из этой страшной правды жизни казацкого хутора рассказано не было. Вместо реальных картин жизни и быта нам на протяжении первых серий показывают сельские пасторали: веселые бабы в белых одеждах то стирают белье в речке, то в тех же одеждах вместе с казаками в белых рубашках легко и красиво работают на лугах и полях. Синющие небеса, золотущие пшеничные поля, зеленущие луга и леса, открыточные панорамные виды – все это призвано показать нам, как хорошо и славно жило казачество до войн и революций (такой вот лубок, такие вот современные «Кубанские казаки»).
Итак, семейная сага началась без вступления, дающего объяснение и зачин горькой и счастливой любви Аксиньи и Григория.

Действие разворачивается, идут кадры, уже знакомые по фильму Герасимова и другие. Малый бюджет свое дело сделал: создается такое впечатление, что на хуторе Татарском живут только две семьи – Мелеховы и Астаховы. Мы видим только их дома и дворы, причем дворы густо поросли травой, будто по ним ни люди, ни домашняя скотина (ее, впрочем, и не видно и не слышно) не ходят. Вообще, в качестве домашней скотины в сериале выступают вечно молодые бычки, похоже, везде одни и те же.
Во всем фильме задействовано очень мало народу, в эпизодах, где требуется массовость: сходы на майдане, военные действия – людей явно не хватает. В первых сериях поразила также домашняя обстановка Мелеховых, вроде бы казацкая семья среднего достатка, а такая странная скудость и необжитость (особенно это бросается в глаза, когда видишь соответствующие кадры из фильма Герасимова, а его тщательности и скрупулезности в передаче всех бытовых мелочей можно доверять полностью).
На что еще обратила внимание: домашний труд женщин, главных героинь фильма, практически не показан. В фильме С. Герасимова Аксинья носит воду, готовит, месит тесто, катает рубелем белье, стирает, накрывает на стол, чистит одежду, т.е. она всегда в домашних хлопотах, эти детали придают дополнительную достоверность и живость картине. В этом же сериале Аксинья только два раза воду носила и то только потому, что по сценарию в это время на речке она с Григорием встречалась. Дарья даже на поле только с ребенком нянчится, при возвращении Григория в семью Наталья просто стоит у накрытого кем-то стола, словно поджидая входа мужа в дом. Ну, еще пару раз девы изображают дойку коров. В основном же они просто сидят, стоят, ходят… Впрочем, казаки тоже трудом не обременены.
Наблюдательные зрители заметили еще целый ряд огрехов, небрежность и несоответствие действительности в изображении бытовой обстановки, труда, деталей одежды и обмундирования и прочих, казалось бы, мелочей, которые в целом составляют атмосферу картины. Все это вместе оставляет впечатление какой-то художественной неправды, театральной самодеятельности.

Скудость задела не только антураж картины. Она сказалась и в операторской и в режиссерской работах. Как и планировал, С. Урсуляк ограничился очень узким кругом обзора в различных областях: в географии – показан преимущественно только хутор Татарский; в населенности фильма – небольшой круг казаков с центральной ролью семьи Мелеховых; в событийности – метания Григория Мелехова от одной женщины к другой, из одного войска в другое. Таким образом, добрые две трети романа, наполненные многочисленными участниками и событиями, не только остались вне поля зрения С. Урсуляка, но и оказывали малое влияние на его главных героев, в то время как в книге-то было совсем наоборот.

При довольно подробной экранизации оставшейся небольшой части романа С. Урсуляк прошел мимо знаковых эпизодов во время военной службы Григория: в имении Радзивиллово, когда Мелехов дал отпор вахмистру, запретив себя бить, там же сцена изнасилования казаками служанки Франи, когда за попытку заступничества те пригрозили Григорию смертной расправой, наконец, сцена в госпитале с унижением особы императорской фамилии. Именно в том госпитале Григорий начал понимать подлинные причины I Мировой войны, пересматривать свои взгляды на жизнь, воинский долг, службу самодержавию и проникаться революционными идеями.
Почему эти сцены, раскрывающие характер Григория: его чувство собственного достоинства, жалость к слабому, попытки разобраться в политических хитросплетениях, – не вошли в фильм, мне не ясно.
Скорее всего, судя по изображению казаков, С. Урсуляк тщился показать их, в том числе и братьев Мелеховых, единым монолитом, этакими доблестными воинами, верными слугами царю и Отечеству без малейшей тени сомнений (потому и не нашлось в фильме места революционеру Штокману, который посеял смуту в умы некоторой части казаков, отчего и пошло в дальнейшем их расслоение на красных и белых).
Этим картинным образам режиссера сам Шолохов помешал – и Григорий и другие его персонажи из этой благости выбиваются, они живые, со всеми своими положительными и отрицательными сторонами.

@темы: разговоры, споры, обсуждения, Режиссер С. Урсуляк и его фильмы

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Всякая всячина

главная