Madilain
2. Собственно, о режиссуре
Итак, с концепцией фильма все понятно, а как насчет режиссуры С. Урсуляка с точки зрения техники и мастерства?
Честно говоря, я не совсем понимаю и не разделяю ажиотажа, поднявшегося вокруг этого режиссера. Да, С. Урсуляк крепкий мастер, отличающийся от сегодняшних режиссеров-однодневок, снимающих бесконечные мыльные оперы, буквально, на коленке за час по 20 штук. Конечно же, по сравнению с этим барахлом на наших телеэкранах сериалы Урсуляка почти шедевральны, но только по сравнению с сериальным барахлом.

Если же сравнить сериалы Урсуляка с многосерийными фильмами советских мастеров (привожу примеры навскидку: «Семнадцать мгновений весны», «Вечный зов», «Вариант “Омега”», «Вызываем огонь на себя» и многими другими), то будет сразу видно, что в своем творчестве С. Урсуляк явно до них не дотягивает. Тот же «Исаев» вял, тягуч, слишком затянут. Идея фильма, как я уже говорила, весьма спорна, да и ее воплощение посредственно, особенно, если сравнить с советским двухсерийным фильмом 1975г. Если в том фильме хочется серий добавить и сделать его поподробнее, то сериал Урсуляка хочется, наоборот, сократить и убрать несущественные детали.
Кстати, о содержании, как можно было растянуть фильм на 8 серий и ни словом не обмолвиться ни о судьбе отца Исаева, ни о дальнейшей судьбе вышедшего из тюрьмы писателя Никандрова?! Впрочем, ответ ясен: все это не укладывается в концепцию Урсуляка о плохих коммунистах-большевиках и хороших капиталистах-«демократах» и белых офицерах- дворянах.

По этим же причинам не вошли в фильм и прекрасные диалоги- размышления о русской культуре, литературе, предназначении и роли писателя в обществе, в том числе, и о месте писателя в революционной России. Включить эти размышления в фильм Урсуляк, конечно же, не мог, т.к. там красной нитью проходит мысль об ответственности деятеля культуры перед своим народом, ответственности за свое творчество, на него возлагается мессианская функция в деле воспитания человеческой души – все это провозгласила Советская власть, что подчеркивает Ю. Семенов.
Думать и размышлять об этом можно долго, сопоставляя и сравнивая различные факты из нашего прошлого и сегодняшнего времени… Так, бог знает, до чего додуматься можно, лучше не рисковать, видимо, испугался С. Урсуляк и… обошел эти диалоги стороной (кстати, в советском фильме их не испугались и, правда, кратко, но затронули).
Без них сериал очень много потерял: вместо умного, интеллектуального, многослойного кино, дающего пищу для размышления (чего мне лично очень не хватает в современных фильмах), зритель получил длинный, достаточно скучный, перегруженный лишними деталями политизированный детектив.

В этом сериале Урсуляк мог бы блеснуть интересными режиссерскими приемами и находками, чтобы сделать его более смотрибельным, но, увы, и здесь неудача. Весь фильм идут долгие разговоры, одни крупные планы, фильм статичен. Кстати, эта манера съемки напоминает «Семнадцать мгновений весны» Т. Лиозновой: там тоже замедленность действий, крупные планы, вставки хроники, одни разговоры, да еще и закадровый текст – а какая разница в восприятии этих фильмов! (Кстати, вспомним, какие там прекрасные диалоги и по содержанию и по исполнению – пастора Шлага и провокатора Клауса о пастырях и пастве; Штирлица и немецкого генерала в поезде; Штирлица и Мюллера о будущем нацизма и др.)

Разговоры в фильме Урсуляка проходят на одной ноте, без эмоций, и все это на ровном музыкальном фоне. Да, музыка великолепна – М. Таривердиев и Ю. Красавин дополняют друг друга, идя в одной связке, прекрасны романсы этих композиторов, но как же плохо эта великолепная музыка используется. Только в двух эпизодах все срастается – и картинка и музыка, создавая эмоциональный эффект: сцена, где Анна поет романс «Колечко» и момент гибели Анны под романс Таривердиева «Мне тебя уже не надо». Кстати, отмечу, что в эпизоде с гибелью Анны лиричный романс контрастирует с энергичным видеорядом, что создает большой эмоциональный эффект. Прием не нов, но действенен, главное, с ним не перебарщивать.
К сожалению, больше нигде прекрасная музыка так не «выстреливает», нигде не подчеркивает ни характеров персонажей фильма, ни их эмоциональное состояние, не заостряет внимание зрителя на происходящем на экране, т.е. свои функции в фильме не выполняет и внимания к себе не привлекает. Право, обидно за композиторов.

Я уже упоминала, что начальные кадры «Исаева» отсылают нас к фильму «Адъютант его превосходительства», к сценам нахождения красноармейцев и белых офицеров в плену у батьки Ангела и их побегу. По манере съемок сериал близок к «Семнадцати мгновениям…», а концовка фильма, когда Исаев выходит из вагона поезда навстречу толпе, кого-то приветствующей и проносящейся с цветами мимо него, – точный слепок с финальной сцены «Мертвого сезона» С. Кулиша. Но, опять-таки, посмотрите и почувствуйте разницу между этими кадрами! Объяснять, почему эта сцена «цепляет» у Кулиша и не «цепляет» у Урсуляка долго, да и не нужно, достаточно просто посмотреть тот же «Мертвый сезон» (вот такая мини рекламка;)).
Про игру с цветностью я уже писала – прием взят из «Бриллиантов…» 1975г. и переиначен довольно плоскостно.

Вот так – понемножку от одного, понемножку от другого, а где же «фирменное», своё от С. Урсуляка? Почерка самого С. Урсуляка я так и не увидела. В комментариях к сериалу часто вспоминают и восторгаются одной яркой деталью – появлением Исаева в учреждении ВЧК: сначала показывается его рука, затем – он сам. Соглашусь, кадр эффектный, красивый, только никакой смысловой нагрузки он не несет, просто красивость ради красивости. Но одного этого мало; в «Бриллиантах…» 1975г. тоже есть эффектный кадр – разговор Воронцова с Анной, снятый через разбитое зеркало. Трещина как бы проходит через лицо Анны, ломая его на части, вместе с тягучим разговором эффектно и символично показывая сломанные судьбы и бессмысленность существования Анны и Воронцова, их безысходность. Так что даже мелкие детали могут и должны работать на общий замысел и идею фильма, странно, что Урсуляк этим не пользуется.
К сожалению, больше интересных, «вкусных» деталек в сериале я не увидела.

Ну и, наконец, об актерских работах. Д. Страхов, конечно же, хорош: красив, ироничен, интеллигентен, веришь, что из этого Исаева вырастет Штирлиц. Жаль, общая режиссерская идея фильма подвела.
С. Маковецкий (писатель Никандров) разочаровал. В романе и в фильме «Бриллианты…» Никандров – серьезный писатель со своим видением революции и происходящего в России. Личность его показана в развитии – от человека напористого, активно не приемлющего новый строй, стремящегося, во что бы то ни стало, уехать из России навсегда в более демократическую, цивилизованную, по его мнению, Эстонию до человека растерянного, сомневающегося и разочарованного в своих ожиданиях. Такого литератора и показал в фильме «Бриллианты для диктатуры пролетариата» актер Н. Волков (младший). Маковецкий же весь фильм фиглярствует, его Никандров своим внешним видом, поведением, интонациями напоминает мне Васисуалия Лоханкина с его гиперболизированным апломбом. С таким человеком Исаев Ю. Семенова, пожалуй, не стал бы вести долгие беседы о литературе и миссии писателя, склоняя литератора на свою сторону.

Кстати, обратила внимание на маленькую, но характерную деталь: что говорит Исаев Никандрову при своем освобождении из тюрьмы. В романе: «Вас, видимо, спросят, считаете ли вы себя гражданином РСФСР или нет. Даже если вы захотите после освобождения уехать в Париж, не отрекайтесь от гражданства – тогда за вас можно будет драться», в советском фильме эта фраза повторилась. А вот, что звучит в сериале «Исаев»: «Если все-таки надумаете уехать в Париж, не отрекайтесь от гражданства – кто знает, как сложится». Разница вполне очевидна: в авторском варианте понимаешь, что за отдельным человеком, за Никандровым, стоит большая страна, в фильме Урсуляка же сохранение советского гражданства для Никандрова – это просто форма сделки в поисках места для безбедного существования. Жаль, что это двусмысленное предложение Никандрову делает Исаев.

М. Пореченков (граф Воронцов) ничем не удивил, ну если только жалостливым выражением лица. Впрочем, может быть, я отношусь к нему в этой роли предвзято, т.к. считаю его слабым актером.
А вот кого искренне жаль – так это Ю. Соломина (отец Исаева). Пригласили хорошего актера на роль, а поиграть-то и не дали. Мало того, что Урсуляк обошел стороной жизнь, деятельность и гибель в Сибири отца главного героя, так и в единственном эпизоде, где он появился – остром, интересном разговоре с сыном, где, по роману, сталкиваются их противоположные позиции, их правды, Ю. Соломин озвучил текст авторов сериала, а полемики с сыном не получилось – сыну слова не дали. Так и пропал втуне очередной бриллиантик Ю. Семенова, не дойдя до зрителя.
Зато использовал возможность поиграть В. Капустин (В. П. Будников), и разыгрался он не на шутку. Вообще-то, по книге Будников – начальник спецотдела ВЧК, вот никогда бы не подумала, что на этой должности может работать водевильный дурак, каким представил Будникова актер Капустин.

Туповатые начальники отделов ВЧК, быдловатые следователи, а над ними какая-то зловещая и немного таинственная фигура члена коллегии ВЧК (ОГПУ) Бокия Глеба Ивановича. В таком ключе в наших фильмах 1930-50-х гг. немецких и американских шпионов представляли, не фильмы, а сплошные агитки, странно, что эти же устаревшие приемы современный режиссер использует. Еще более странно, что в таком окружении умный и интеллигентный Максим Исаев работает, как он там уживается, бедный (каждый день, небось, Лаврова цитирует: «Дебилы, бл…ь»)?!

Остальные многочисленные актеры сыграли неплохо, кто-то переигрывал, кто-то не дотягивал, но, в общем, все ровно, без видимых провалов, а в целом – скучно и не задерживаясь в памяти.
Опять-таки, сравнивая с «Семнадцатью мгновениями…» (сериал «Исаев» наречен приквелом, и, следовательно, должен соответствовать своему знаменитому продолжению) замечу, что актеров уровня Тихонова, Броневого, Плятта, Евстигнеева в «Исаеве» даже близко не было. Я не увидела кропотливой работы актеров над ролью, выстраивания характеров, внешних образов своих героев. Известно, например, что Евстигнеев, создавая облик профессора Плейшнера, отрабатывал даже такую мелочь, как разные виды походки своего героя – походка человека, опьяненного воздухом свободы в Швейцарии, уверенного в себе и готового к продолжению своей научной работы и другая – слабая, неуверенная, мечущаяся, когда Плейшнер понял, что совершил смертельные ошибки и невольное предательство. Такая ювелирная работа над ролью, видимо, для современных актеров – недосягаемая высота.

Отсутствие ярких актерских работ, игнорирование режиссером глубоких интересных диалогов и монологов, которые есть в книге, неоднократное цитирование чужих кинематографических находок и приемов при отсутствии своих собственных, не очень удачная работа с музыкальным оформлением, затянутость сюжетной линии и обилие ненужных деталей – все это, вкупе с плохо перелицованной главной идеей экранизируемого романа, существенно снижает качество сериала и ставит его в один ряд с обычными, ничем не выдающимися работами в этом жанре. Чтобы освежить впечатления, в надежде увидеть то положительное, что ускользнуло от меня при первом просмотре сериала несколько лет назад, я еще раз внимательно пересмотрела первую часть («Бриллианты для диктатуры пролетариата») и, увы, осталась при прежнем мнении, найдя еще несколько недочетов. Желания досмотреть весь сериал до конца так и не возникло.

Почему же вокруг имени С. Урсуляка возник такой ажиотаж, столько разговоров, восторгов, споров? С. Урсуляк выдает продукт в стиле добротного советского кино: манера съемок того времени, знакомые художественные детали, более качественная актерская игра. Этим он покорил зрителя в нашумевшем сериале «Ликвидация» и, конечно же, внушил определенные надежды на хорошую экранизацию политических романов Ю. Семенова. Судя по откликам, людям порядком надоели пустые однообразные мыльные оперы, с наговариванием текста на камеру. Хочется уже видеть фильмы с хорошим крепким сюжетом, точной актерской игрой, интересной режиссурой, словом, то, что в свое время мы видели у С. Герасимова, С. Бондарчука, П. Тодоровского, Ю. Райзмана, Г. Чухрая и многих-многих других режиссеров нашего великого кинематографа прошлых лет. В фильмах С. Урсуляка зритель увидел эти отголоски и поверил ему. Увы, для меня С. Урсуляк не стал тем режиссером, чьи фильмы я хотела бы пересматривать.

@темы: разговоры, споры, обсуждения, Режиссер С. Урсуляк и его фильмы