20:12 

Режиссер С. Урсуляк и его фильмы

Madilain
После просмотра «Тихого Дона» Урсуляка поспорила с подругой и об этом фильме, и о режиссере. В разговоре заодно вспомнили его нашумевшие сериалы «Ликвидация» и «Исаев». Свои мысли обо всем этом изложу здесь.

1. Режиссерские метаморфозы «Исаева»
Итак, посмотрела сериал С. Урсуляка «Тихий Дон». Не то чтобы я очень его ждала, поскольку к этому режиссеру отношусь довольно прохладно, но все же было интересно, как он интерпретирует знаменитый роман после классического варианта С. Герасимова и неудачного от С. Бондарчука.
То, что он взялся за эту экранизацию не удивительно: Урсуляк зрелый мастер, выросший в профессии на лучших образцах нашего кинематографа, использующий в своих фильмах и экранизирующий хорошую литературу, знающий и понимающий хорошее отечественное кино. В своем творчестве он обращается к большим величинам в литературе: Ф. Достоевскому, М. Горькому, Ю. Трифонову, А. Кристи, Ю. Семенову и др. и цитирует признанных мэтров и ленты советского кинематографа, например, одна из сцен «Восхождения» Л. Шепитько была перефразирована им в «Русском регтайме», первые сцены «Исаева» - привет «Адъютанту его превосходительства» и т.д.

Какие-то из его фильмов я смотрела, какие-то нет, но, к сожалению, то, что я видела («Летние люди», «Русский регтайм», «Неудача Пуаро», «Ликвидация», «Исаев») особого впечатления не произвели, некоторые из них до конца не осилила.
К недосмотренным фильмам относится и сериал «Исаев». Просмотр его для меня начался и закончился первой частью – экранизацией романа Ю. Семенова «Бриллианты для диктатуры пролетариата». Во-первых, не понравился выбор некоторых актеров, особенно, Пореченков в роли графа Воронцова, на мой взгляд, был неуместен (сравнения с Кайдановским, игравшем в старом советском фильме, он явно не выдерживал ИМХО). Были еще кое-какие замечания и вопросы к этому фильму, но главное, что резало глаз и сильно коробило – это попытки Урсуляка переиначить, развернуть на 180 градусов идеологическую основу этого произведения.

Ю. Семенов прекрасный журналист, публицист, занимавшийся вопросами современной ему политики XX в. Работал он в ключе социалистического реализма, был приверженцем социалистического строя, идей коммунизма, чем пропитаны все его книги, в том числе и «Бриллианты…» . И хотя он не обладал большим литературным даром, его детективные и приключенческие произведения удивительно кинематографичны. Они отличаются интересной, мастерски закрученной интригой, неожиданными сюжетными поворотами, умело используемыми документальными источниками и их стилизациями. Ю. Семенов так же был прекрасным пропагандистом. Все персонажи его остросюжетных романов разделены по принципу контраста на черное и белое и являются носителями диаметрально противоположных идеологий, где положительные герои – приверженцы коммунистической идеи, «носители советской власти», а отрицательные – ее противники. Разумеется, он был обласкан советской властью, много печатался, более 20 его романов были экранизированы. Современные критики нередко упрекают писателя в политической ангажированности, погрешностях литературного языка и стиля, но, тем не менее, его книги читаются и сегодня, а экранизации его произведений, такие как «Майор “Вихрь”» (1967), «Семнадцать мгновений весны» (1973), «Петровка, 38» (1980), «ТАСС уполномочен заявить…» (1984), «Противостояние» (1985) и др. по-прежнему востребованы зрителями.

Популярность экранизаций политических романов Ю. Семенова, видимо, и стала первопричиной для съемок «Исаева». С. Урсуляк пошел по новомодному для нашего кинематографа пути: снять приквел к любимым «Семнадцати мгновениям…».
- Молодость знаменитого Штирлица в новом сериале! - кричали анонсы фильма, подогревая интерес публики. Ажиотаж, волнение, ожидание, прогнозы небывалого успеха…
Да, вроде бы все обещало успех, но неожиданно обнаружились подводные камни, я бы сказала, непроходимые глыбы.
Дело в том, что «Семнадцать мгновений…» и другие романы про разведчика Исаева - это не бондиана, а Исаев-Штирлиц не Джеймс Бонд. И различия в них заключаются не только в характерах героев и способах их работы. Серии про Бонда можно снимать бесконечно долго, что собственно и происходит с 1962г. по сегодняшний день, т.к. политическая идеология Великобритании и всего англоязычного мира не менялась и не собирается меняться. Бонд – это, прежде всего, герой Британской короны, стоящий на страже англосаксонских многовековых ценностей и устоев, и выразитель их неизменной идеи превосходства над всем остальным миром.

А Максим Максимович Исаев – герой советской системы, советского социалистического государства, и во всех книгах Ю. Семенова об этом разведчике он – убежденный коммунист. В настоящее время Исаев – герой ушедшей эпохи. СССР рухнул, как рухнул и социалистический строй в нашей стране, ему на смену пришли диаметрально противоположные идеология, экономика, общественно-политическая формация, кардинально изменились общественные и моральные нормы и ценности, словом, эпоха социализма уступила место эпохе своего заклятого врага – капитализма. В эту эпоху коммунист Исаев не вписывается.

Именно по этим причинам мне было интересно, как Урсуляк справится с заявленной задачей, как в сегодняшних капиталистических реалиях он будет снимать фильм об убежденном коммунисте, как он справится с просоветской установкой Ю. Семенова в романе.

Режиссер пошел по очевидному, на первый взгляд, пути. Он просто поменял акценты. Черное сделал белым и наоборот. Естественно, в фильме фигурируют благородные белые офицеры со сложными судьбами и жестокие, необразованные и недалекие красноармейцы. Естественно, ВЧК и ее туповато-быдловатые представители среднего и низшего звена просто монстры какие-то. Избиение Оленецкой на допросе, шантаж руководителя политической полиции Эстонии Неуманна угрозами уничтожения его семьи, абсолютно нелогичное убийство сочувствующей Советам Лидии Боссэ и преданного своему делу чекиста Шелехеса Федора Савельевича («Романа»), цинизм в большой политике и по отношению к собственным сотрудникам – все это призвано подтвердить кровожадность большевиков.
(Ради справедливости нужно сказать, что в 1989 г. на волне разоблачений тиранического сталинского режима, когда все СМИ просто заполонили подлинные факты, а также мифы и легенды о великом и ужасном Сталине и его подручных, Ю.Семенов подредактировал свой роман и включил в него концовку в виде документа – решения Особого Совещания НКВД СССР от 1938г., где Л. Боссэ и Ф. С. Шелехес как эстонские шпионы приговариваются к расстрелу. Так что, С. Урсуляк как бы следует роману Ю. Семенова, если не обращать внимание на время разворачивающихся событий фильма -1921г. Вроде бы пустячок, но осадочек остался (с).)

В советском фильме 1975 года использована как цветная, так и черно-белая пленка. В черно-белом цвете показано то, что было скрыто от посторонних глаз: разведывательная работа Исаева и ВЧК, предательская деятельность Оленецкой, нелегальный приезд в Москву Воронцова и бегство из нее после неудачной попытки налета на Гохран и т.д.
С. Урсуляк так же пользуется цветным и черно-белым вариантами, только более прямолинейно. Показ событий, происходящих в Москве, идет в черно-белом цвете, в Ревеле – цветным. Цветность помогает не только определить географию происходящего на экране, но и мягко политизировать фильм. Черно-белым цветом вкупе с аккуратным муссированием вопроса о том, как плохо и безрадостно жить в Совдепии, дается понять, что страна под руководством страшных большевиков неуклонно катится в пропасть.

И только Исаев среди своих сотоварищей чекистов остается умным, прозорливым, кристально чистым и порядочным человеком, профессионально выполняющим свой долг (правда, до смерти напуганным концовкой этого фильма (а кто бы не испугался-то?:)). Это не удивительно – ведь перед нами будущий Штирлиц, рыцарь без страха и упрека.
В связи с этим возникает резонный вопрос: как такой честный и чистый человек затесался в столь неприятную компанию коммуняк да еще работает на них? Эту нестыковку С. Урсуляк разрешает просто: перед отъездом в Ревель, в разговоре со своим начальством на вопрос «А Максим Максимович за кого, за белых или за красных?» Исаев отвечает: «Максим Максимович разбирается». «А Всеволод Владимиров?», - не унимается визави, называя подлинное имя нашего героя. Вопрос остается без ответа…
Колебания Исаева видны и в разговоре с Никандровым, ну а после убийства Ф. Шелехеса испуганному Исаеву, по логике вещей, надо бежать, куда глаза глядят, от работы в ВЧК и от своих коллег.

«Маленькая ложь рождает большое недоверие». Знаменитая сентенция Ю. Семенова звучит и в этом романе.
Она как нельзя лучше отражает впечатление от фильма С. Урсуляка.
Ведь Всеволод Владимиров-М. М. Исаев, будущий Штирлиц не колебался в своих убеждениях: на протяжении всего романа он неоднократно подтверждает свои коммунистические взгляды и преданность Советскому государству. Он спорит с отцом-меньшевиком, колеблющейся Лидией Боссэ, враждебно настроенным писателем Никандровым, и все они, в конце концов, убеждаются в правоте Исаева и обращаются в коммунистическую веру, либо идут к ней.

Кстати, если принять линию Исаева, предложенную Урсуляком, и продолжить ее, возникают вопросы:
- почему не определившегося в своих идеологических взглядах Исаева (непролетарского происхождения, еще и с папой-меньшевиком) вообще взяли на работу в ВЧК да еще посылают за границу выполнять очень сложное задание, не боясь предательства с его стороны?
-почему этого колеблющегося и не скрывающего своих сомнений типа не пристрелили в конце сериала, как Л. Боссэ и Ф. Шелехеса?
-за страх или за совесть продолжает работать в разведке Исаев?
-если он работает на это кровожадное государство за совесть и по убеждениям, то какой же он благородный герой, в будущем – Штирлиц?
-если же он работает из страха, то, опять-таки, какой же он благородный герой, в будущем – Штирлиц? (да и можно ли успешно работать во внешней разведке из страха перед своими?)
-и, наконец, кому, чему и во имя чего в этом случае служит в советской разведке М. М. Исаев?
Ответов на эти вопросы С. Урсуляк дать не может.

Зато, в полном соответствии с сегодняшними тенденциями, режиссер подробно показывает жалостную историю судьбы бывшего графа Воронцова, призванную вызвать слезы и сопли у чувствительных барышень. И вызывает-таки! Если бы еще актер был посмазливее и играл почувствительнее, то все лавры у Страхова (Исаева) отнял бы.
Прекрасная музыка М. Таривердиева и Ю. Красавина, красивые крупные планы добавляют симпатий сладкой парочке – изверившемуся в жизни графу и его подруге и напарнице – проститутке Анне Викторовне.
Вытерев слезы и подтерев сопли, задумаемся: а так ли хороша эта пара, особенно граф Воронцов?
То, что он ярый враг советской власти и советского государства, бог с ним, – это его убеждения, его идеология. А вот то, что он – шантажист, хладнокровный убийца и грабитель, уже уголовщина. Кого же грабит Воронцов, нападая на Гохран? Ненавистное советское государство, большевиков, выбросивших его на обочину жизни и соотечественников, гибнущих от голода, чьи жизни и должны были спасти ценности, хранящиеся в Гохране и идущие на оплату хлеба для голодающей страны, на строительство заводов и фабрик, на восстановление разоренного народного хозяйства. Интересно, почему же зритель должен, по задумке режиссера, обливаться слезами от жалости к Воронцову и Анне – бандитам и убийцам, а не к своим согражданам, живущим в голоде и холоде?

А куда пошли бы награбленные Воронцовым, Пожамчи, Яковом Шелехесом деньги? Пошли бы они прямиком к немецкому куратору, а от него – на поддержку белого движения (об этом четко говорит Ю. Семенов и умалчивает С. Урсуляк), т.е. на продолжение гражданской войны и восстановление прежних порядков с прежними хозяевами, Воронцовым в том числе.
Получается, нас подталкивают к сочувствию и принятию восстановления в правах графа Воронцова – бандита, шантажиста, убийцы, действующего в связке с немецкой разведкой.
По-моему, даже в наши капиталистические времена – это перебор.

У Семенова есть герой – Максим Исаев и антигерой – граф Воронцов. А кто герой фильма Урсуляка? Или у него два героя-антипода, оба правы, а зритель выберет кого-то из них себе по душе?
Но если идет героизация ставленника немецкой разведки грабителя Воронцова и демонизация государства, заботящегося о своих гражданах, с одновременным показом колеблющегося и испуганного Исаева – рыцаря без страха и упрека, то это показатель либо не понимания Урсуляком романа Семенова, либо его отрицания просоветской направленности произведения. Я склоняюсь ко второй версии. Но тогда возникает вопрос к режиссеру: если ты не согласен с главной идеей романа, зачем его экранизировать? Есть масса детективных романов, повестей, рассказов, достойных экранизации, сюжеты которых вне политики, а посему они не требуют кардинальных изменений, ломки основных линий, смены героев и не приведут режиссера в тупик.

Итак, перенаправление векторов приводит С. Урсуляка в тупик, а это означает, что по своей идеологической концепции фильм-перевертыш С. Урсуляка с треском проигрывает роману Ю. Семенова, ибо у государства и героев, описанных Семеновым, есть перспективы развития и дальнейшего роста, и его Исаев в недалеком будущем вырастет во всенародно любимого Штирлица.
С. Урсуляк же в этих перспективах и государству и герою отказал, а посему продолжение развития линии Исаева невозможно. Штирлица, боящегося своих и не верящего в правоту своего государства, которому он, тем не менее, служит, в принципе быть не может.

@темы: разговоры, споры, обсуждения, Режиссер С. Урсуляк и его фильмы

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Всякая всячина

главная