Madilain
XI

Союз Вронского и Анны (продолжение)

Л. Толстой vs союза Анны и Вронского
Итак, исторические реалии России второй половины XIXв. в вопросах развития семьи и положения женщин и взгляд на них писателя Толстого диаметрально противоположны.
В действительности патриархальная семья неуклонно разрушается, создается новый тип семьи, более демократической, уважающей права всех ее членов. Толстой же идеализирует старую патриархальность с авторитарным руководством отца семейства, не признавая новых реалий.
В действительности женщина начинает осознавать себя полноценным членом общества, самостоятельной личностью, имеющей право на саморазвитие, самообеспечение и обустройство своей жизни по собственному желанию. Толстой загоняет женщину обратно в узкие рамки домостроя, отводя ей роль только помощницы мужа, домохозяйки и матери, отказывая в личностном развитии, считая его «одурением».
В действительности образовывается все больше счастливых союзов, созданных по любви и взаимному уважению, где муж и жена – равноправные партнеры, а дети появляются только в результате желанной беременности. Толстой не отрицает возможности брачного соединения по любви, но настаивает на патриархальном устройстве семьи, по принципам, описанным выше, и не приемлет контроля над рождаемостью.
В действительности адюльтеры, разъезды опостылевших друг другу супругов, соединения любовников в «гражданских» браках и рождение детей в таких союзах становятся обыденным явлением. Общество к нему относится все более и более лояльно. Толстой же призывает отказываться от личного счастья, если оно выходит за рамки семейных уз, беспрекословно подчиняться брачному установлению и супружеской верности даже в несчастливых, тиранических семьях, а также направить общественное мнение на порицание разрыва законных брачных союзов и создание незаконных связей, не принимая во внимание причины произошедшего.
Эти толстовские принципы семейных отношений, четко оформленные им в статье «Так что же нам делать?» и других, впервые прозвучали в романе «Анна Каренина».

Как я уже говорила, роман явился ответом Толстого на множество вопросов, стоящих перед обществом пореформенной России, в том числе и на вопросы семьи, брака, прав женщин. Ответ писателя звучит в полном соответствии с его взглядами и принципами, изложенными выше, которые раз установившись, уже не менялись.
Как мы знаем, Лев Николаевич изначально задался целью осудить неверность и развод, вызвать у читателя негативное отношение к описываемым героям, для чего он использовал прямо-таки карикатурные их изображения (см. главу V История создания романа, главу VII Семья Карениных (окончание). Анна).
По раннему конспективному наброску произведения героиня – жалкая неверная жена, влюбившаяся в красивого молодого аристократа и изменяющая с ним своему кроткому, доброму, но чудаковатому мужу. Женщина преступает все моральные устои, беззастенчиво лжет близким, пренебрегает нормами поведения замужней дамы, бравирует свободой своего поведения и своих суждений о любви. Светское общество отворачивается от любовников. Анна и Вронский находят единомышленников только среди «дурно воспитанных нигилистов» - писателей, музыкантов, художников, посещающих их. Но незаконная связь радости любовникам не доставляет, Анна жестоко ревнует Вронского, мучается ложностью своего положения, пытается завлекать мужчин и стать «выше» общества, «построить себе высоту, с которой бы презирать тех, которые ее презирали», что ей не удается. В итоге, ей остаются одни «животные отношения» с любимым человеком и роскошь жизни. Анна не выдерживает такого существования и кончает самоубийством.
В окончательном варианте художественное оформление истории союза Анны и Вронского отошло от карикатурности, стало реалистичным, утратились некоторые детали и добавились новые, что-то видоизменилось, но внешняя канва повествования, как мы видим, сохранилась.

И мы снова возвращаемся к вопросу, поставленному в начале этой главы: почему же Толстой отказал Вронскому и Анне в возможностях счастья и прочного соединения? Зная исторические реалии второй половины XIXв. в вопросах семьи и брака, мировоззренческие принципы Толстого, его взгляды на общество в целом и семью как ячейку этого общества, я убеждена, что основа выбора Толстым такого пути развития жизни героев романа состоит в его стойком неприятии развивающегося капиталистического строя в России и всех изменений, которые он несет, в том числе изменений в семейном укладе, личностных приоритетах, моральных и нравственных ценностях.
В самом деле, союз Вронского и Анны – это наглядная иллюстрация дворянской семьи нового типа, т.н. «новой идейной дворянской семьи», по градации докт. ист. н. Веременко В.А. (см. главу XI Союз Вронского и Анны (продолжение) Историческая справка. Семья в пореформенной России. Дворянская семья в пореформенной России), переходящей в семью «буржуазного» типа европейского образца (см. главу XI Союз Вронского и Анны (продолжение) Историческая справка. Семья в пореформенной России. Кризис патриархальной семьи второй половины XIXв. (окончание)).

Чтобы убедиться в этом, вернемся к роману, части 6, главам XVIII - XXV.
Анна уже разъехалась с мужем и жила в незаконном браке с любимым человеком – Вронским – в его богатом поместье в Воздвиженском.
Анна и Вронский показаны вполне счастливыми и благополучными людьми: они воспитывают дочь, богаты, молоды, здоровы, хороши собой и по-настоящему любят и переживают друг за друга. «Стыдно признаться; но я… я непростительно счастлива. Со мной случилось что-то волшебное, как сон, когда сделается страшно, жутко, и вдруг проснешься и чувствуешь, что всех этих страхов нет. Я проснулась. Я пережила мучительное, страшное и теперь уже давно, особенно с тех пор, как мы здесь, так счастлива!.. », - говорит Анна.

Их дом прекрасно обустроен и роскошно оформлен, хозяйство в Воздвиженском поставлено на широкую ногу, Вронский, крупный землевладелец нового типа, не испытывает тех трудностей в ведении сельского хозяйства, с которыми сталкивается Левин. Он выписывает сельскохозяйственные машины из-за границы, полевые работы ведутся четко по заданному графику, без сбоев и халатности в работе крестьян, от которых так страдал Левин. Вронский оказался более крепким и умелым хозяйственником: расчетливым, бережливым, рациональным; состояние его планомерно увеличивалось. Кроме того, в имении Вронского строилась большая больница, оборудованная по последнему слову техники (как заметил Свияжский, «это будет в России единственная вполне правильно устроенная больница»).
Со всей серьезностью занимался Вронский и земскими делами, считая это своим долгом: «Я считаю, что для меня обязанность отправляться на съезд, обсуждать дело мужика о лошади так же важна, как и все, что я могу сделать. И буду за честь считать, если меня выберут гласным. Я этим только могу отплатить за те выгоды, которыми я пользуюсь как землевладелец. К несчастию, не понимают того значения, которое должны иметь в государстве крупные землевладельцы».

Анна во всем оказывает поддержку Вронскому, становясь для него не просто любовницей, а другом, помощницей и умной советчицей. Она по праву называет его «мужем», что явно коробит Толстого. Анна вникает во все тонкости строительства больницы, к ее мнению и замечаниям прислушиваются специалисты. Вспомним разговор Анны с архитектором:
«— Фронтон все выходит ниже, — ответил он [Вронский – прим. моё] Анне, которая спросила, в чем дело.
— Я говорила, что надо было фундамент поднять, — сказала Анна.
— Да, разумеется, лучше бы было, Анна Аркадьевна, — сказал архитектор, — да уж упущено.
— Да, я очень интересуюсь этим, — отвечала Анна Свияжскому, выразившему удивление к ее знаниям по архитектуре. — Надо, чтобы новое строение соответствовало больнице. А оно придумано после и начато без плана».
И далее Толстой отмечает: «…все предметы, которыми занимался Вронский, она изучала по книгам и специальным журналам, так что часто он обращался прямо к ней с агрономическими, архитектурными, даже иногда коннозаводческими и спортсменскими вопросами. Он удивлялся ее знанию, памяти и сначала, сомневаясь, желал подтверждения; и она находила в книгах то, о чем он спрашивал, и показывала ему.
Устройство больницы тоже занимало ее. Она не только помогала, но многое и устраивала и придумывала сама».

Да, это, действительно, был союз единомышленников, двух свободных, равноправных, самодостаточных, интересных друг другу, любящих людей. Это был совершенно новый союз, кардинально отличающийся от патриархальных браков Облонских, Левиных, Анны с Карениным. Такой союз мог возникнуть только в новую, капиталистическую эпоху.

@темы: разговоры, споры, обсуждения, литература, история, другой взгляд на, Страсти по Анне