Madilain
XI

Союз Вронского и Анны (продолжение)

Итак, большая любовь Анны и Вронского, совместная борьба за счастье, полное взаимопонимание и поддержка друг друга во всех делах и начинаниях (в обустройстве поместья, хозяйственных делах, строительстве больницы и т.д.) неожиданно перерастают в неприязнь и подчас ненависть друг к другу. Почему такое произошло? Толстой ведет читателя к выводу: сам адюльтер – это безнравственная и неприемлемая форма отношений между полами, нарушающая божьи заповеди. Отсюда и вытекают все последующие несчастья, обрушившиеся на головы Анны и Вронского, – эти герои прямо-таки запрограммированы Толстым на трагедию.

Толстой-реалист очень достоверно и убедительно показывает нам в образах Левина и Кити соединение двух совершенно разных людей, не пришедших к взаимопониманию. Первые месяцы супружества были ужасны, проходили в разочарованиях, непониманиях друг друга и ссорах. Левин так и не привык к приземленности интересов своей спутницы жизни и, как мы уже убедились, начал духовно отдаляться от жены и семьи с самого начала женитьбы. Тем не менее, на первых порах их любовь сглаживала все противоречия.
Анна и Вронский в начале своей связи, напротив, прекрасно подходили друг к другу во всех отношениях, были полны любви и взаимопонимания.
Однако, несмотря на такие вводные, Толстой-моралист на протяжении всего романа настойчиво ведет пару Анны и Вронского к саморазрушению, а семью Левиных провозглашает идеальной патриархальной семьей, полностью соответствующей божьим заповедям и принципам семейных отношений, декларируемых самим писателем.
*

Почему же Толстой отказал Вронскому и Анне в возможностях счастья и прочного соединения? Конечно, можно говорить о том, что в то время разводы были запрещены, если же в отдельных случаях они и разрешались, то дети оставались на попечении отца, а бывшему супругу, ставшему причиной развода, навсегда запрещалось вступать в новый брак (более подробно см. главу IV Историческая справка (окончание). Семейный и женский вопросы в пореформенной России.). Все это, разумеется, так и было, и прекрасно отражено в романе. Но эти причины, отнюдь, не единственны.
Кроме того, известны исторические примеры тех лет, когда влюбленные разводились со своими супругами и счастливо соединялись, несмотря на все существующие запреты. Так, видный государственный деятель С.Ю. Витте и брат последнего царя Михаил Александрович были официально женаты на разведенных женщинах, что обошлось им в кругленькую сумму, данную на взятки и хороших адвокатов.
В конце XIX –начале XX вв. многие простые русские ездили в Кенигсберг (Восточная Пруссия) за разводом, оформляемом в здешней брачной конторе. Это позволяло жене быстро получить документ, дающий право на проживание отдельно от супруга. (По российским законам жена не могла жить отдельно от мужа, она была вписана в его паспорт, и ее место жительство определялось по месту жительства мужа. Но жена могла по суду получить отдельный вид на жительство и обрести самостоятельность. Такое разлучение не являлось официальным разводом, и разлученные по суду супруги не имели права вступать в новый законный брак.)
К такому способу разлучения супругов, не признаваемому православной церковью, зачастую прибегали либерально настроенные интеллигенты, ратующие за упрощение порядка развода в России. В конце XIX в. возросло и количество фиктивных браков, когда молодые люди соединялись для обретения свободы от домостроевской родительской опеки, и затем свободно разводились в том же Кенигсберге.

Да и в окружении самого Л. Толстого, среди его близких и знакомых было немало случаев «преступных» связей, неравных браков, длительных внебрачных сожительств. Достаточно вспомнить старшего брата писателя – Сергея Николаевича, жившего в незаконном браке с цыганкой Марьей Ивановной Шишкиной, выкупленной графом у старейшин цыганского хора знаменитого московского ресторана «У Яра». В этом сожительстве было рождено 4 детей, из-за этой связи Сергей отказался от законного брака со своей ровней по социальному положению – урожденной дворянкой Татьяной Берс, сестрой С. А. Берс (Толстой). И только через год после рождения 4 ребенка, спустя 18 лет незаконного сожительства, Сергей и Марья повенчались.

На цыганке был женат и двоюродный дядя Льва Толстого – Федор Иванович Толстой («Американец»). Граф Ф. И. Толстой отличался буйным нравом и необыкновенным темпераментом, был азартным игроком, дуэлянтом, путешественником (откуда и пошло его прозвище), любимцем женщин, что служило поводом для многочисленных сплетен в обществе. После нескольких лет незаконной связи с цыганской плясуньей Авдотьей Тугаевой Толстой женился на ней. Брак продержался до самой смерти Толстого, в нем было рождено 12 детей, однако, зрелого возраста достигла лишь дочь Прасковья Федоровна, остальные дети умерли или рождались мертвыми.

Младшая сестра Л. Толстого, Мария Николаевна, имела судьбу, сходную с судьбой Анны Карениной. Несчастливое замужество со сластолюбцем и развратником привело ее к разводу и разделу имущества. Мария Николаевна с тремя детьми уехала за границу, где жила долгое время. Там она сошлась со шведским виконтом Виктором де Кленом, от которого родила дочь Елену. Родственники виконта воспротивились браку, и Мария Николаевна вынуждена была скрывать незаконнорожденную дочь, отдав Елену на воспитание в чужую семью. Мать и дочь встретились, когда Елена была уже взрослой девушкой. «Мария Николаевна всем представляла ее как свою воспитанницу, - вспоминал сын Льва Толстого Сергей, - но все знали, что она ее дочь».
Мария Николаевна осталась очень одинокой женщиной: сын ее умер, дочери вышли замуж и покинули мать, жить ей было не для кого. Становясь все более религиозной, она в 1891г. поселилась в Шамординском монастыре в семнадцати верстах от Оптиной пустыни.
Драма сестры разворачивалась на глазах у Льва Николаевича в период его работы над романом «Анна Каренина», что, несомненно, нашло свой отклик в произведении. Известны слова Марии Николаевны, написанные брату 16 марта 1876 г.: «...как бы я хотела с вами пожить и помочь Соне разделить ее заботы и отдохнуть у вас душой, но нет, крест мой не позволяет. Боже, если бы знали все Анны Каренины, что их ожидает, как бы они бежали от минутных наслаждений, которые никогда и не бывают наслаждениями, потому что все то, что незаконно, никогда не может быть счастием. Это только кажется так, и мы все чувствуем, что это только кажется, а все уверяем себя, что я много счастлива: любима и люблю - какое счастье! Ответ на все трудные положения в жизни есть Евангелие: если бы я его почаще читала, когда незаслуженно была несчастлива с мужем, то поняла бы, что это был крест, который Он мне послал: "Терпевший до конца - спасется", а я хотела освободить себя, уйти от воли Его - вот и получила себе крест другой - еще почище» (выделено мной).

Был и еще один неудачный адюльтер, известный Л. Толстому. Анна Степановна Пирогова, экономка и по совместительству гражданская жена Александра Николаевича Бибикова, соседа Л. Н. Толстого, приревновав сожителя к гувернантке, покончила жизнь самоубийством. До этого Анна Степановна отсутствовала дома три дня. Она прислала Бибикову письмо, которое он, увы, не прочитал и вернул с посыльным сбежавшей сожительнице, после чего Анна бросилась под поезд. Толстой видел тело Пироговой, перерезанное поездом, это зрелище оставило неизгладимый след в душе писателя. Позже он включит этот трагический случай в свой роман. А. Н. Бибиков же спустя некоторое время женился на той самой гувернантке, из-за которой и произошла эта драма.

Наряду с трагическими историями незаконных браков Толстому были известны и относительно благополучные исходы. Так, в 1868г. развод вице-президента Московской дворцовой конторы С. М. Сухотина, друга Л. Н. Толстого, с М. А. Сухотиной (в девичестве Дьяковой) наделал много шума в свете. Молодой Толстой увлекался Марией Александровной еще до ее неудачного замужества. Роман М. А. Сухотиной с приближенным государя, блестящим аристократом С. А. Ладыженским, от которого у пары появился внебрачный ребенок, продолжался несколько лет. В конце концов, оставив после развода законных детей бывшему мужу, Мария Александровна ушла к своему возлюбленному. И эту историю Толстой так же использовал в своем романе.
(Кстати, на этом связи Сухотиных с семьей Толстых не прервались! Старшая дочь Л. Толстого, Татьяна, против воли родителей вышла замуж за Михаила Сухотина, законного сына Марии и Сергея Сухотиных. Михаил был вдовцом с шестью детьми, для 35-летней Татьяны Львовны это был первый брак. Брак этот оказался счастливым, между Татьяной и детьми Михаила установились прекрасные отношения, у супругов появилась общая дочь. У Льва Николаевича и Софьи Андреевны постепенно наладились отношения с зятем. М. С. Сухотин скончался летом 1914г., вскоре после начала Первой мировой войны.)

Троюродный брат Л. Толстого, граф Алексей Константинович Толстой – известный писатель, поэт и драматург, автор романа «Князь Серебряный», пьесы «Царь Федор Иоаннович» и др., множества стихов и баллад, некоторые из которых положены на музыку и исполняются до сих пор, один из создателей литературного образа Козьмы Пруткова. А. К Толстой прожил в незаконном браке с Софьей Андреевной Миллер (урожденная Бахметева), женой конногвардейского полковника, 12 лет. Влюбленные смогли повенчаться в апреле 1863г. только после длительного бракоразводного процесса С. А. Миллер с первым мужем и смерти матери писателя, которая была категорически против этого союза, А. К. Толстому шел тогда 46 год. Пара прожила в любви и согласии до самой смерти писателя. Кстати, своей возлюбленной, а затем – законной супруге Толстой посвятил почти всю свою любовную лирику. Знаменитые стихи «Средь шумного бала», позже положенные П. И. Чайковским на музыку, также были написаны Толстым для С. А. Миллер после их знакомства на балу-маскараде.

Мать Софьи Андреевны Толстой, жены Л. Н. Толстого, была незаконнорожденной. Графиня Софья Петровна Завадовская, впоследствии ставшая бабушкой Софьи Андреевны, в 17 лет была насильно выдана замуж за никчемного человека и пьяницу, князя Козловского. Жизнь с законным супругом не сложилась, и когда Софья Петровна встретила и полюбила тульского помещика Александра Михайловича Исленьева, то, не задумываясь, тайно обвенчалась с возлюбленным, оставаясь при этом официальной женой Козловского. Новоиспеченная семья жила в имении Красное, принадлежащем Исленьеву. Здесь родилось их шестеро детей: три сына и три дочери; одна из дочерей, Любовь Александровна, впоследствии и стала матерью Софьи Андреевны. По традициям того времени незаконнорожденные дети были записаны на вымышленную фамилию, так они стали Иславиными.
Единственное, что огорчало счастливый союз Софьи Петровны и Александра Михайловича – это пристрастие супруга к карточным играм. Не раз на кон ставилось имение, а вместе с ним и существование семьи, и будущее детей. Но судьба к игроку была благосклонна, дом оставался полной чашей, а положение семьи среди тульского дворянства весьма прочным.
Семья Исленьевых общалась с Николаем Ильичом Толстым – отцом Льва Николаевича. Дети обоих семейств крепко дружили между собой: Любовь Александровна – с Марией Николаевной, а ее брат Константин – со Львом Николаевичем. Особенно крепкой их дружба была в конце 1849 года, когда в Санкт-Петербурге оба провели в нескончаемых кутежах почти целый год.
Брачный союз Исленьевых просуществовал 15 лет, до смерти Софьи Петровны. Овдовев, а затем женившись во второй раз, Александр Михайлович продолжал заботиться о своих детях. Он перевез семью в Тулу и благополучно выдал дочерей замуж.
23 августа 1842 года 16-летняя Любовь Александровна вышла замуж за 34-летнего Андрея Евстафьевича Берса, дворянина, чье имя было внесено в дворянскую родословную книгу Московской губернии, гофмедика, титулярного советника, врача дирекции императорских московских театров. Всех этих почетных званий А. Е. Берс добился исключительно своим трудом, т.к. его родители не оставили ему ничего, кроме фамильных легенд и преданий. В этом браке родилось 8 детей, из них три дочери – Лиза, Соня и Таня. Средняя дочь позже стала женой Льва Николаевича Толстого.
*

@темы: Страсти по Анне, другой взгляд на, история, литература, разговоры, споры, обсуждения