Madilain
Глава 3.
Философия Ницше и античность

Будучи студентом университета и, позже, профессором классической филологии, Ницше серьезно изучал античную эпоху и прекрасно ориентировался в этом вопросе.
Влияние античных авторов на мировоззрение и творчество Ницше несомненно, это отмечают все исследователи и биографы последнего. Ф. Ф. Зелинский, известный филолог-классик и антиковед, в своей работе «Фридрих Ницше и античность» прямо провозглашает «единство развития Ницше, как сына и проповедника античности, от первой до последней написанной им строки». Он отмечает, что стиль Ницше, полный символизма и метафор, взят у Гераклита; сам философ указывал на свою преемственность в эпиграмматическом стиле в прозе и в поэзии Саллюстия и Горация: «Мое понимания стиля, именно эпиграмматического стиля, проснулось почти мгновенно при соприкосновении с Саллюстием» или «В моих сочинениях, вплоть до Заратустры, найдут очень серьезное стремление к римскому стилю, к aere perennius. То же самое я испытал при первом соприкосновении с Горацием. До сих пор ни один поэт не доставил мне такого художественного восхищения, как горациевская ода, и притом с первых же дней». Но не только о художественных стилях идет речь в теме раскрытия связей Ницше с античностью.

Ницше о Сократе и современной европейской культуре
Подвергая уничижительной критике современную ему европейскую культуру, естественное бытие он видит только в жизни греков досократической эпохи, изучением которой он занимался еще будучи профессором университета. «Все философские системы преодолены; греки сияют сильнее, чем когда-либо — особенно греки до Сократа» — так гласит одно из его последних изречений. Вот то, что всегда оставалось для Ницше символом начала человека, общества и культуры – досократовская (именно досократовская) Греция.

В своей первой крупной работе "Рождение трагедии из духа музыки" (написана в 1869-1871 гг., издана в 1872 г.) Ницше анализировал культуру Древней Греции и утверждал, что она определялась борьбой между культами двух богов - Аполлона и Диониса. Культ Аполлона - это светлый культ разума, науки, соразмерности и гармонии, самоограничения, свободы от диких порывов, Аполлон - покровитель изящных искусств. Культ Диониса - темный, это культ земли и плодородия, Дионис - бог вина и опьянения, бог половой любви, бог самой жизни в ее биологическом и физиологическом смыслах.
Культ Диониса пришел в Грецию с Востока, и под его влиянием были учреждены так называемые дионисийские празднества, дионисийские мистерии, напоминавшие оргии, когда люди сливались в совместном экстазе ритуальных песнопений и шествий и каждый человек в этих ритуалах был уже не индивидом, а частью большого, единого целого. «Под чарами Диониса не только смыкается союз человека с человеком, сама отчужденная, враждебная или порабощенная природа снова празднует праздник примирения со своим блудным сыном - человеком», – продолжая тему, писал Ницше.
Отдавая приоритет культу Диониса, Ницше считал, что именно он характеризует способность к выживанию, мощь и силу человека. Синтез же аполлоновского и дионисийского определяет всякую культуру человеческого общества.

С приходом сократовских идей в философию и культуру аполлоническая тенденция превратилась в логический схематизм. Сократ, согласно Ницше, пытался все подвергать критике разума, в том числе и миф. Под влиянием сократизма в европейской культуре становится преобладающей тенденция к рационализму, стремление все осмыслить, понять и выразить в законах. А в результате в "романской цивилизации" побеждает "теоретический человек". При этом из трагедии изгоняется вера в судьбу, рок, во что-то невероятное и неподвластное человеку; диалектика гонит музыку из трагедии, ставя на первое место текст и его осмысление, отводя музыку на второй план; потрясение творческим гением заменяется на наслаждение техникой пения. Все это приводит к разрушению самого существа трагедии, к постепенному перевоплощению высокой трагедии в мещанскую драму.
Изгнание мифа из искусства вообще привело, по мнению Ницше, к потере культурой ее творческого характера, здорового начала.

Современная Ницше культура, лишенная мифов - абстрактное воспитание, абстрактные нравы, абстрактное государство, культура, лишенная твердого, священного, коренного устоя, осужденная питаться другими культурами, - это, по мнению философа, результат безудержного развития сократизма. В силу преобладания рационального начала над инстинктами, над свободой человека, культура находится в глубоком кризисе. Выход из сложившейся ситуации в этой ранней работе Ницше видит в возрождении немецкого народного духа, к чему в свое время призывали романтики. В этом духе, безусловно, присутствует дионисическое начало.

Итак, поворотный пункт у Ницше уже намечен. Им становится классическая Греция, где началось преобладание аполлонического начала в европейской культуре. Чтобы вернуться к равновесию двух начал, о котором он с восторгом говорит в финале работы, нужно открыть дорогу дионисийству, представленному, как считал Ницше, в творчестве композитора Р. Вагнера.

В последующих своих работах Ницше продолжал и развивал эту тему – тему упадка культуры и роста рационализма в обществе во всех его сферах. Приземленность, «серость», обезличенность основной массы обывателей, не понимающей и не принимающей таланта и яркой индивидуальности подлинного философа, художника, святого; рассудочность ученых; бюрократизм в общественной жизни; деградация искусства – все это Ницше считал проявлениями болезни человеческого рода. Суть европейской культуры и культуры вообще в свою эпоху он видел в подавлении и обуздании индивида, в попытках загнать человека в искусственные рамки, лишить его творчества, обезличить. И, в отличие от Шопенгауэра, Ницше считал, что если культура сковывает индивидуальную волю, становясь цивилизацией, то именно поэтому следует отказаться от культуры.
Виновником этого упадка Ницше неизменно считал Сократа, называя его «проклятием человечества». Излечить же болезни Запада он надеялся с помощью возрожденной древней восточной арийской цивилизации, порождающей «сверхчеловеков». Подробно об этом он говорит в произведении "Так говорил Заратустра" (1883-1885), но надо иметь в виду, что в этом учении Ницше перед нами скорее созданная самим мыслителем легенда о Востоке.

Начиная с «Рождения трагедии из духа музыки» Ницше боролся с «сократовскими» проявлениями в самых разных областях, так в личности Христа он видел кульминационный пункт антидионисического настроения и мировоззрения, созданного Сократом, потому сражался с христианством везде и всегда, противопоставляя Христу своего «сверхчеловека».

Истоки знаменитых идей Ницше
Воля к власти
Надо сказать, что нередко Ницше заимствовал идеи из античности, переосмысливая их, ярко художественно оформляя и давая им свои названия. Но вот один из главных своих постулатов – «волю к власти», без переименования, он позаимствовал у Цицерона, из его книги «Об обязанностях», где воля к власти (appetitio principatus) названа в числе четырех стремлений, вложенных природой в душу человека.

Аристократия и половой подбор
В силу своей «воли к власти», закаленной в долгих и жестоких состязаниях – «агонах», грядущая аристократия «добрых» («аристократия» для Ницше есть «господство лучших») властвует над «худыми» – чернью. Аристократизм Ницше понимал как биологический, а не сословный фактор: «Нет другой знатности, кроме знатности рождения, знатности крови (я здесь не говорю о предлоге «фон» и о готском альманахе — эта вставка для ослов)», который передается от родителей к потомкам биологическим путем – наследственными чертами. Ну и, конечно же, для облагораживания человеческой природы был необходим правильный половой подбор супругов, соблюдение чистоты браков, как средство предупреждения вырождения и перехода власти от аристократии к народным массам.

Как нам уже известно, идея правильного подбора половых партнеров для улучшения человеческой природы – отнюдь не изобретение Ницше. Эта мысль муссировалась на протяжении многих веков до Ницше и декларировалась еще в Древней Греции; Ч. Дарвин в своем «Происхождении человека» приводит нижеследующие стихи Феогнида (1) о важности правильного полового подбора:
Все благородных коней мы заводим, ослов и баранов,
Кирн, и для случки мы к ним добрых допустим одних;
Дочь же худую худого — женой не гнушается добрый
Сделать своей, лишь бы горсть злата ему принесла.
Также и дева у нас жениху не откажет худому,
Лишь бы богат был: богач выше ей доброго стал.
Деньги в почете у них; в дом добрых худой затесался,
Добрый к худым снизошел; Плутос преграды разнес.
Так не дивись же, о друг мой, что граждан мельчает порода.
Плутос царит; это он добрых с худыми смешал.

Ну и об аналогичных взглядах Платона на брак мы тоже помним. Итак, для приобретения правильных, аристократических черт была важна чистота брака, на почве которого должен был родиться сверхчеловек.

Типы государств
В отличие от Платона и Аристотеля, описавших по несколько видов государственного устройства, Ницше различает только два основных типа государственности – аристократический и демократический. В их характеристиках он согласен с античными мыслителями: аристократические государства он называет теплицами для высокой культуры и сильной породы людей. Демократия характеризуется им как упадочная форма государства. В качестве «самой величественной формы организации» Ницше представляет Римскую империю.

Ну а само построение того самого государства, которое призвано порождать и воспитывать гениев – «сверхчеловеков», разительно напоминает «идеальное» государство Платона – судите сами.
Аристократическое государство по Ницше:
1) гениальные люди – немногие
Высшее сословие, представляющее сообщество наиболее малочисленного и ценного типа людей. Это меньшинство, имеющее позитивный (антинигилистический) взгляд на мир и способное создавать новые ценности. В этой касте кооптируются самые волевые и благородные люди, в ее рамках взращивается тип Сверхчеловека, появление которого является смыслом истории и конечной целью аристократического общества. Вся жизнедеятельность всего социума должна быть ориентирована на удовлетворение интересов касты высшей аристократии.

2) исполнители идей гениев, их правая рука и лучшие ученики – стражи права, порядка и безопасности (царь, воины, судьи и другие блюстители закона)
Выполняют функцию государственного управления, служат высшему сословию и осуществляют опеку над широкими массами населения. Каста состоит из особой категории людей – государственных мужей и харизматичных воинов, имеющих преимущество в физической силе и обладающих авторитетом среди основной части населения.

3) прочая масса посредственных людей
Народные массы, представители которых имеют склонность к узкоспециальному труду.

«Порядок каст, ранговый порядок, - утверждал Ницше, - лишь формулирует высший закон самой жизни; разобщение трех типов нужно для поддержания общества, для того, чтобы сделать возможными высшие и наивысшие типы» (Ницше Ф. Воля к власти) и
«Кастовый порядок, высший доминирующий закон есть лишь санкция естественного порядка, естественной законности первого ранга, над которой не имеет власти никакой произвол, никакая "современная идея"» (там же)
(сравните с принципами государственного устройства по Платону и платоновскими требованиями соблюдения жесткой сословности – см. Часть 4. Платон "Государство". Глава 3. Государственное управление и устройство. Кастовость. и Часть 7. Платон, Аристотель и современность. Приложения к главе 4. Платон. Темная сторона. (I) Приложение I Платон «Законы»).

Хотя ницшеанская модель общества и предполагает социальную разобщенность каст, но она предусматривает равные стартовые возможности и социальную мобильность. Каждая каста открыта для пополнения ее теми людьми, кто соответствует ее критериям и проявляет свою предрасположенность к ней.

Необходимой чертой аристократического общества, обеспечивающей эффективную работу социальных лифтов и способствующей правильной самоорганизации общества является милитаризм. Война и прочие дестабилизирующие факторы тонизируют социум, противодействуют упадочным тенденциям и формируют условия, при которых высшие касты могут реализовать свой потенциал.

Воспитание «сверхчеловека». Образование.
Изучаемая Ницше аристократическая Греция так называемой «эллинской» эпохи, где царил дух соревновательности во всех областях жизни, где на первый план выдвигалась личная доблесть, а правители-военачальники должны были обладать физическим и душевным здоровьем и недюжинным умом, была им переосмыслена и идеализирована. Именно такое аристократическое государство было призвано взрастить сверхчеловека.

В своих лекциях "О будущности наших образовательных учреждений" Ницше сетовал на то, что средние школы его времени носят демократический характер и рассчитаны на широкие массы, а не на людей высшего порядка. Этим массам в своем государстве Ницше предоставил профессиональные и реальные школы, дающие узкоспециальное образование. Гимназии и университеты же, цель которых - «подготовить рождение гения», предоставлены избранным группам людей, ибо, по Ницше, « “высшее воспитание” и множество» противоречат друг другу, а «демократизм "всеобщего"» способствует упадку культуры, т.к. «все наши "высшие" школы рассчитаны на самую двусмысленную посредственность, с их учителями, учебными планами, учебными целями» (Ницше Ф. Сумерки идолов, или как философствуют молотом).
(Кстати, улыбнула следующая фраза: «Не следует забывать, что воинские льготы положительно вынуждают слишком многих к посещению высших школ, т.е. способствуют их упадку…» (Там же).)
И далее читаем: «Всякое высшее воспитание подобает лишь исключениям: нужно быть привилегированным, чтобы иметь право на такую высокую привилегию. Все великие, все прекрасные вещи никогда не могут быть общим достоянием…» (там же).

Воспитание детей в аристократическом обществе должно проходить в духе агонистики(2), вернее, все воспитание должно быть проникнуто идеей агонистики (соревновательности). Только такая жизнь оставит на поверхности действительно «добрых» и телом и душою, остальные же будут «безжалостно залиты волнами».
В процессе воспитания «сверхчеловека» должен совершиться «законодательный акт, который даст нам надежду на возникновение сверхчеловека — великий, жуткий миг» (Leben II, 441). Принципами же воспитания являются: «Новое разделение дня. Телесные упражнения для всех возрастов. Соревнование, возведенное в принцип. Сама половая любовь — соревнование из-за принципа в становящемся, грядущем. Власть, как предмет учения и упражнения, в суровости как и в кротости» (там же, с. 445).

Что ж и такие положения в сфере образования – требования элитарного образования для «избранных» нам уже знакомы по Платону (см. Часть 4. Платон «Государство». Глава 8. Обучение, воспитание и образование).

Итак: аристократическое государство, кастовость, чистота браков, половой отбор, наличие элитарного воспитания и образования для немногих, в целях получения «сверхчеловека» - вот краткие выводы из вышесказанного, так совпадающие по своей сути с платоновскими идеями. Впрочем, и сам Ницше не отрицал того, что образцом для создания его «идеального» общества служило «Государство» Платона.
«…совершенное государство Платона является творением гораздо большим, нежели это думают даже самые горячие из его поклонников, - не говоря уж о той улыбке превосходства, с которой наши "исторически образованные" люди любят отвергать подобное произведение древности. Настоящая цель государства - олимпийское существование и постоянно обновляемое рождение и подготовление гения, по отношению к которому все остальное является орудием, вспомогательным средством, способом - здесь найдена при помощи творческой интуиции и изображена с яркой осязательностью» (Ницше Ф. Греческое государство Предисловие к ненаписанной книге (1871)).
«Изъян же, состоящий в том, что в своем совершенном государстве он (Платон – прим. моё) поставил на высшую точку не гения в его общем смысле, а лишь гения знания и мудрости и что гениальных художников он вообще исключил из своего государства, - этот изъян был прямым последствием сократовского суждения об искусстве, которое Платон присвоил себе в борьбе с самим собою» (там же).

Кстати, так же как и Платон, Ницше занимается и мифотворчеством. По сути, и древневосточная легенда о Заратустре в изложении Ницше и идеи «сверхчеловека», «арийцев», «вечного возвращения» - это всё созданные им мифы, призванные заменить традиционное христианское вероучение о сыне Божьем – Христе, всю христианскую религию и мораль.

Используя античные принципы для построения своего государства будущего, его идеологии, образования и воспитания граждан и т.д., в частности, пользуясь в этих целях идеями Платона, Ницше, тем не менее, относится к древнегреческому философу непримиримо. И одна из причин такого отношения кроется в идеализме последнего, заложившего первый камень в фундамент христианства, – по Ницше, религии рабов, положившей начало гибели греческой и культуры вообще. «…великие мудрецы суть типы упадка, …я опознал Сократа и Платона как симптомы гибели, как орудия греческого разложения, как псевдогреков, как антигреков» (Ницше Ф. Сумерки идолов, или как философствуют молотом).

Ницше о древнегреческих философах
(в цитатах)
О Сократе
«Сократ по своему происхождению принадлежал к низшим слоям народа: Сократ был чернью.
… Был ли Сократ вообще греком?..
…Антропологи среди криминалистов говорят нам, что типичный преступник безобразен: monstrum in fronte, monstrum in animo. Но преступник есть decadent. Был ли Сократ типичным преступником? — По крайней мере, этому не противоречит то знаменитое суждение физиономиста, которое казалось таким обидным друзьям Сократа. Один иностранец, умевший разбираться в лицах, проходя через Афины, сказал в лицо Сократу, что он monstrum, — что он таит в себе все дурные пороки и похоти. И Сократ ответил только: «Вы знаете меня, милостивый государь!»
…На decadence указывает у Сократа не только признанная разнузданность и анархия в инстинктах; на это указывает также суперфетация логического и характеризующая его злоба рахитика.
…С появлением Сократа греческий вкус изменяется в благоприятную для диалектики сторону; что же происходит тут в сущности? Прежде всего этим побеждается аристократический вкус; чернь всплывает наверх с диалектикой.
…Что сперва требует доказательства, то имеет мало ценности. Всюду, где авторитет относится еще к числу хороших обычаев, где не «обосновывают», а повелевают, диалектик является чем-то вроде шута: над ним смеются, к нему не относятся серьезно. — Сократ был шутом,..
…Евреи были поэтому диалектиками; …и Сократ был им также?..
…Морализм греческих философов, начиная с Платона, обусловлен патологически...
…Я дал понять, чем очаровывал Сократ: он казался врачом, спасителем.
…Сократ был недоразумением; вся исправительная мораль, также и христианская, была недоразумением… Самый яркий свет разумности во что бы то ни стало, жизнь светлая, холодная, осторожная, сознательная, без инстинкта, сопротивляющаяся инстинктам, была сама лишь болезнью, иной болезнью — а вовсе не возвращением к «добродетели», к «здоровью», к счастью…
…Сократ хотел умереть: не Афины, он дал себе чашу с ядом, он вынудил Афины дать ему ее…»
(Ницше Ф. Сумерки идолов, или как философствуют молотом)

Ницше о Платоне
«По отношению к Платону я радикальный скептик…
В конце концов мое недоверие к Платону становится глубже: я нахожу его в такой степени отклонившимся от всех основных инстинктов эллинов, в такой степени пропитанным моралью, в такой степени предформой христианина — у него уже понятие «добрый» является высшим понятием, — что я охотнее применил бы ко всему феномену Платона суровое слово «высшее шарлатанство» или, если это приятнее слышать, идеализм, — чем какое-нибудь другое слово. Дорого пришлось заплатить за то, что этот афинянин поучался у египтян ( — или у евреев в Египте?..). В великом роковом событии, именуемом христианством, Платон является той названной «идеалом» двусмысленностью и приманкой, которая сделала возможным для более благородных натур древности неправильно понять самих себя и вступить на мост, который вел к «кресту»… И сколько Платона еще в понятии «церковь», в строе, системе, практике церкви! — Моим отдыхом, моим пристрастием, моим исцелением от всякого платонизма был всегда Фукидид.
… Платон — трус перед реальностью, — следовательно, он ищет убежища в идеале; Фукидид владеет собою, следовательно, он сохраняет также и владычество над вещами…
… Ни Ману, ни Платон, ни Конфуций, ни иудейские и христианские учителя никогда не сомневались в своем праве на ложь.»
(Ницше Ф. Сумерки идолов, или как философствуют молотом)
_______________________________________________________________________
(1)Феогнид (Теогнид) из Мегар — греческий лирик VI в. до н. э. Представитель родовой аристократии, Феогнид был изгнан из родного города и скитался по разным областям Греции.
Лирика Феогнида являет собою один из ярчайших в мировой литературе образцов аристократической ненависти и презрения к «черни». Призывая к консолидации аристократии, Феогнид ополчается против браков между разоряющейся знатью и богатыми представителями «худородного» демоса, в результате чего «порода граждан тускнеет», биологически «ухудшается» — «евгеническая» теория, обратившая на Феогнида внимание Фридриха Ницше и фашистских теоретиков «расизма». Элегия Феогнида пользовалась широкой популярностью у афинской аристократии
(2) Агонистика – греч. «аgonia – борьба». Черта древнегреческой культуры, связанная с представлением, о том, что достижения и выявление этих достижений невозможно без сравнения, проходившего обычно в форме состязаний.

По материалам
www.i-u.ru/biblio/archive/kirilenko_filosofija/...
ru.wikipedia.org/wiki/Ницше,_Фридрих_Вильгельм
www.peoples.ru/science/philosophy/nietzsche/
А.А.Лаврова кандидат философских наук, доцент Философия Ф.Ницше
www.xserver.ru/user/filoh/
М.В. Желнов "Воля к власти" как проявление "Воли к воле" (Идеи Ф.Ницше и М.Хайдеггера в наши дни)
www.philosophy.ru/library/zhelnov/volia.htm
«Философия жизни». Ф. Ницше Краткий очерк истории философии Под ред. М. Т. Иовчука, Т. И. Ойзермана, И. Я. Щипанова
www.biografia.ru/about/filosofia69.html
bibliotekar.ru/filosofiya/54.htm
Ф.А.Крахоткин «Философские основы политического учения Ф. Ницше»
www.nietzsche.ru/look/actual/krahotkin/
reih3.ru/1/400.php.htm
www.duel.ru/200624/?24_6_1
Алексей Жаворонков История архива Ницше: конфликты и интерпретации
www.nietzsche.ru/biograf/litera/history-arxiv/
Ф. Ф. Зелинский Фридрих Ницше и античность
www.nietzsche.ru/look/century/antichnost/
Ницше Ф. Сумерки идолов, или как философствуют молотом
mag.org.ua/libtxt/40-4
и др.

@темы: литература, история, Антиутопии - утопии - Платон - Ницше, читальный зал