• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Литература (список заголовков)
16:53 

Ю. Семенов "ТАСС уполномочен заявить..." (1979)

— Слушайте, а почему вы называете меня Иваном?
— А для меня все русские — Иваны. Ну это замечательно, когда нацию определяют именем. Нас, например, Джонами никто не называет. А жаль.
— Почему?
— Потому что мы идём в раскосяк, каждый сам по себе. У нас нет общей устремлённости, а вы — монолит, как вам скажут, так вы и делаете.
— Пол, нельзя считать нацию сборищем баранов, бессловесно исполняющих приказы. Почитайте русскую литературу. Толстого, Достоевского...
— Литература врёт всё, врёт. Почитайте Диккенса, так получается, что англичане самая сентиментальная нация на земле, а они в это время в колониях из пушек людей расстреливали. Мопассан правду писал о французах. Помните? Брат брату руку оттяпал, только для того, чтобы сохранить рыбацкую сеть, а мы всё говорим — французская лёгкость, французская лёгкость... Французы самый меркантильный народ на земле. А немцы? Гёте с его «Страданиями Вертера». Соотечественники его в Майданеке людей сжигали...
***
немка с нацистским прошлым, вы не зря ее невзлюбили, родила мне сына, потом бросила, вышла замуж за узника Дахау, сейчас изображает из себя жертву гитлеризма, получает пособие и руководит в Дюссельдорфе комитетом за гуманизм по отношению к животным. Она его создала, кстати, после того, как вы зашвырнули в космос свою Лайку.
***
— Вы стали нарушать Потсдам.
— В чем? — неожиданно жестко спросил Славин. — Факты, пожалуйста.
— При чем здесь факты, Иван! Была очевидна тенденция! Вы тогда могли рвануть и в Париж и в Рим — вас там ждали Торез и Тольятти.
Могли? Или рванули? Это вы, Пол, начали лезть в Польшу, Венгрию, к чехам; это вы начали пугать людей нашим вторжением — мы-то молчали. Мы долго молчали, Пол, и, затянувши пояса потуже — голод был у нас, — страну поднимали из руин. Бесчестно было обвинять нас в агрессивности, когда мы думали об одном лишь: людей из землянок вытащить. А вы нас стали разорять гонкой вооружений. Это же стратегия — не дать нам возможности вложить средства в мирные отрасли, брать на измор. И мы были вынуждены предпринять встречные меры. Да, порою жесткие. Так кто же нарушал Потсдам, решение Большой тройки, подписанное и Трумэном и Эттли? Кто звал к его ревизии? Мы или вы?
***
Хемингуэй сейчас, действительно, забыт у нас. Если бы он родился в прошлом веке, тогда другое дело, а так — наш современник. Мы же видали его, и пили с ним, и бабы рассказывали нам, какой он слабый, и несли его по кочкам, и слуги давали интервью, что, мол, жадный он… Классиков двадцатого века нет и быть не может из-за того, что средства массовой информации набрали силу. Во времена Толстого были сплетни, а теперь все оформляется на газетных полосах броскими шапками, пойди, создай авторитет, пойди, не поверь всему тому дерьму, которое мы печатаем… И потом, телефон… Общение между людьми упростилось до безобразия. Попробуй раньше-то позвони в Ясную Поляну, возьми интервью — черта с два! Надо было ехать, попросив разрешение. А это уже обязывало, проводило черту между им и нами… А теперь звонок по телефону: «Граф, прокомментируйте „Войну и мир“»…
***
Важно бросить дохлую кошку, пусть ее подбирают другие; виноват всегда тот, кого облили дерьмом — ему же отмываться, в конце концов.
***
Иногда бывает так, что человек, сильный в том деле, где он, как говорят, купается, норовит выказать окружающим свою — определенного рода — исключительность. Это ломает партнеров, принижает их; отсюда — зависть, недоброжелательство, грех, одним словом. Редки люди иного склада: умение делает их особо открытыми, идущими навстречу; свое знание они легко отдают людям, испытывая при этом видимую радость, особенно когда заметны результаты такого рода отдавания. С такими людьми общение приятно, оно — обогащающе; воистину, всякого рода отдача неминуемо оборачивается бумерангом: разбудив в другом талант, ты получишь во сто крат больше, иными гранями, а от них, от разности граней, и твой талант становится богаче, высверкивает всеми оттенками — талантливость, если она истинна, всегда оттеночна, только посредственность однозначна.
***
…Сидоров вон допился, что ему почку вырезали, так сейчас в семье какое счастье наступило-то! Ни капли в рот не берет, так и садовый участок получили, и жене енотовую шубу справили, и квартиру вон покупают трехкомнатную в Чертанове…
***
Одна умная французская актриса точно определила разницу между московским столом и западным: «У вас, говорит, в Москве витрины — просто срам, ничего интересного нет, а придешь к любому в гости — и балык тебе, и ветчина, и икра, а у нас витрины ломятся, а зайдешь в гости — печенье предложат и чашку чая».
***
— Я очень верю честному слову, — ответил Константинов. — Не знаю, известна ли вам одна история… Когда умер Кропоткин, вдова написала письмо Ленину: все анархисты сидели в тюрьме, некому было проводить в последний путь князя-бунтаря. Вдова просила отпустить анархистов на похороны. Ленин вызвал Дзержинского. Тот поехал — после разговора с Ильичем — в Бутырку, попросил выстроить всех арестованных анархистов, подходил к каждому и брал честное слово, что после похорон Кропоткина он вернется в тюрьму. И вернулись все. До единого.
***
Не помните, кто из великих утверждал, что «талант — это подробность»?
— Кажется, Чехов.
— Нет, Чехов говорил иначе, он писал, что «краткость — сестра таланта». — Константинов вздохнул. — Неплохо, если бы наши писатели взяли себе этот девиз… О «подробностях» писал Тургенев.
***
— Люди стали добрее, — убежденно повторил Славин, накидывая пиджак на спинку стула. — Вы подумайте только, самая популярная песня у нас стала о добром крокодиле Гене, а раньше детей крокодилом пугали.
— Пойдите-ка выкупайтесь в нашей реке, там множество добрых Ген обитает, — ответил Зотов. — Не доброта это, а приближение знания к массовой аудитории. Я имею в виду телепередачу «В мире животных». Они же такие добрые на экране, эти самые крокодилы, так их жаль, бедняжек… Люди стали сентиментальнее, с этим я могу согласиться, но что касаемо доброты, позвольте мне остаться при своем мнении. Человечество плошает, Виталий Всеволодович…
***
— Истина лежит где-то рядом с апостолом Павлом. Помните: «Иудеи знамения просят, эллины — мудрости». Верно. Одни хотят чуда, другие — знания, одни уповают на удачу, другие — на умелость, но никто не хочет сделать доброту религией, Толстого затюкали, а он ведь ближе всех был к истине…
***
Она умней меня, она талантлива, она по призванию творец, то есть мыслитель. Она красива, наконец. А я хотел из нее выстругать некоторое подобие самого себя. И все погубил. И не стоит оправдываться тем, что я боялся за нее, с ума сходил: как она? кто с ней? не обидят ли? что подумают? Либо принимаешь индивидуальность, которая рядом с тобою, — целиком принимаешь, и тогда происходит чудо растворения, либо — нет. Третьего не дано, нечего жить иллюзиями.
***
— Она любит фильмы. Про Бонда, — помог ей Глэбб. — Про русских шпионов, которые вот-вот победят, но в конце концов проигрывают, потому что мы сильнее.
— «Мы»? — снова усмехнулся Славин. — Я не знал, что ваша торговая фирма связана с английской разведкой. Знаете, если бы я был режиссером, я бы снял фильм. Не то чтобы снял, а скорее доснял. Я бы подснял к «Из России с любовью» только один кадр: после того как счастливый Бонд увез нашу шифровальщицу в Лондон, на экране появляется титр: «Операция внедрения прошла успешно, приступаю к работе, Катя Иванова».

@темы: читальный зал, литература, история

20:48 

«451 градус по Фаренгейту» Рэй Брэдбери

— Срок обучения в школах сокращается, дисциплина падает, философия, история, языки упразднены. Английскому языку и орфографии уделяется всё меньше и меньше времени, и наконец, эти предметы заброшены совсем. Жизнь коротка. Что тебе нужно? Прежде всего - работа, а после работы - развлечения, а их кругом сколько угодно, на каждом шагу, наслаждайтесь! Так зачем же учиться чему-нибудь, кроме умения нажимать кнопки, включать рубильники, завинчивать гайки, пригонять болты?...

...Застёжка-молния заменила пуговицу, и вот уже нет лишней полминуты, чтобы над чем-нибудь призадуматься, одеваясь на рассвете, в этот философский и потому грустный час...

... Жизнь превращается в сплошную карусель, Монтэг. Всё визжит, кричит, грохочет! Бац, бах, трах!...

...Долой драму, пусть в театре останется одна клоунада, а в комнатах сделайте стеклянные стены, и пусть на них взлетают цветные фейерверки, пусть переливаются краски, как рой конфетти, или как кровь, или херес, или сотерн...
... Как можно больше спорта, игр, увеселений — пусть человек всегда будет в толпе, тогда ему не надо думать. Организуйте же, организуйте всё новые и новые виды спорта, сверхорганизуйте сверхспорт! Больше книг с картинками. Больше фильмов. А пищи для ума всё меньше. В результате - неудовлетворённость. Какое-то беспокойство. Дороги загружены людьми, все стремятся куда-то, всё равно куда. Бензиновые беженцы. Города превратились в туристские лагери, люди — в орды кочевников, которые стихийно влекутся то туда, то сюда, как море во время прилива и отлива, — и вот сегодня он ночует в этой комнате, а перед тем ночевали вы, а накануне — я...

читать дальше

@темы: литература, читальный зал

03:28 

И еще раз о М. Шолохове и его "Тихом Доне"

Михаил Шолохов в прицеле ЦРУ и... Солженицына
Только что по телевидению показали сериал режиссёра Сергея Урсуляка «Тихий Дон», снятый по мотивам великого романа Михаила Александровича Шолохова. А в мае исполнилось 110 лет со дня рождения этого замечательного русского писателя.

Мало кто сегодня знает, но Шолохов в 60-80 годы прошлого века стал пристальным объектом отдела ЦРУ по психологической войне — американцы через свою агентуру пытались поставить под сомнение его авторство знаменитого романа «Тихий Дон» о трагедии донского казачества во время гражданской войны.

Цель — не просто опорочить русского писателя, но, возможно, поставить под сомнение вручение ему Нобелевской премии по литературе, полученной Шолоховым за этот роман в 1965 году. Если бы у них это получилось, то удар по престижу Советского Союза, России получился бы очень мощным...

читать дальше

@темы: другой взгляд на, литература

16:46 

Ю. Семенов «Приказано выжить» (1982)

В комнату вошел пожилой, седоволосый человек, вытер ему лицо, уложил, заботливо укрыл пледом, прошептал:
— Тише… Мы у своих… Вы на явке ОДЕССы, все хорошо, вы уже в Италии, завтра вас отправят в Испанию…
(…)
…12 октября 1946 года в Мадриде на авениде Хенералиссимо к нему подошел невысокий человек в тяжелых, американского кроя, ботинках и сказал:
— Я представляю организацию, которую возглавлял Аллен Даллес, вам, видимо, известно это имя. Не согласились бы вы пообедать вместе со мною? Нам есть о чем поговорить — не только помянуть былое, но и подумать о совместной работе в будущем…

читать дальше

@темы: читальный зал, литература, история

17:05 

Ю. Семенов «Приказано выжить» (1982)

... и Даллес, и Форрестол были теми американскими политиками, которые наиболее последовательно содействовали финансированию немецкой промышленности накануне прихода Гитлера к власти; Форрестол способствовал вложению капиталов Уолл-стрита в немецкий стальной трест «Ферайнингте штальверке». Именно эта корпорация платила деньги Гиммлеру для создания СС. Даллес был не только компаньоном нацистского банкира Шредера. Он разместил в Германии займы на сумму в несколько сот миллионов долларов и помог концерну «Фарбениндустри», проводившему опыты на заключенных в гитлеровских концлагерях, открыть свои филиалы в Америке.

читать дальше

@темы: читальный зал, литература, история

19:52 

Ю. Семенов «Приказано выжить» (1982)

— Вильгельм фон Визин был обербургомистром в Нейштадте, если мне не изменяет память…
Штирлиц, вздохнув, снисходительно улыбнулся:
— Фонвизин был великим русским писателем… Разве фамилия определяет суть человека? Лучшими пейзажистами были Саврасов и Левитан… Где-то в энциклопедии так и написано: «Великий русский художник Левитан родился в бедной еврейской семье…»

читать дальше

@темы: читальный зал, литература, история

14:45 

Ю. Семенов «Приказано выжить» (1982)

Даллесу и тем, кто поддерживал его концепцию — прямо противоположную концепции Рузвельта, — весною сорок пятого было весьма трудно маневрировать: мир отринул бы открытое размежевание с русскими и сепаратный договор с рейхом; слишком свежи раны, слишком трагично пережитое, не ставшее еще памятью. Скорее бы! Память поддается корректировке, что-то можно замолчать, что-то переписать наново, что-то подвергнуть остракизму. (выделено мной)
***
читать дальше

@темы: читальный зал, литература, история

22:29 

Ю. Семенов «Приказано выжить» (1982)

«Наша битва проиграна, война закончится в ближайшие месяцы, если только не чудо; вам выпала ответственнейшая задача — отдать себя великому делу восстановления национал-социализма. Притягательность нашего движения заключается в том, что мы открыто и недвусмысленно провозглашаем всепозволенность лучшим представителям избранной нации арийцев в борьбе за господство сильных. Да, видимо, мы были в чем-то неправы, выпячивая право одних лишь немцев на абсолютное и непререкаемое лидерство. Надо было разжигать пламя национальной исключительности в тех регионах мира, где только можно зажечь мечту стать первыми (выделено мной). Да, мы учтем эту ошибку на будущее, и вы, именно вы, будете теми хранителями огня, которые обязаны саккумулировать в себе память и мечту. Немцы так или иначе сделаются лидерами, когда пожар национальной идеи заполыхает в мире. Нет классов, это вздор марксистов, одержимых тайной еврейской идеей; нет и не будет никакого «интернационального братства», проповедуемого русскими большевиками, — каждая нация думает только о себе; нет никаких противоречий в обществе, если только это общество одной нации; чистота крови — вот залог благоденствия общества арийцев».
***
читать дальше

@темы: читальный зал, литература, история

20:01 

Ю. Семенов «Приказано выжить» (1982)

Отец иронии и юмора Свифт уже в молодости предсказывал, что его ожидает помешательство. Гуляя однажды по саду с Юнгом, он увидел вяз, лишенный на макушке листвы. Свифт сказал Юнгу: «Я точно так же начну умирать с головы». До крайности гордый с высшими сановниками, Свифт охотно посещал самые грязные кабаки и там проводил дни и ночи в обществе картежников, бандитов и потаскух. Будучи священником, он писал книги антирелигиозного содержания, так что о нем говорили: «Прежде чем дать ему сан епископа, его следует заново окрестить». А сам про себя он написал так: «Слабоумный, глухой, бессильный, неблагодарный». читать дальше

@темы: читальный зал, литература, история

15:41 

Ю. Семенов «17 мгновений весны» (1969)

Агент гестапо смогла сфотографировать библию с громадным количеством пометок на полях, сделанных американским разведчиком. В ней было отмечено то место, когда Иисус Навин послал двух человек в Иерихон, чтобы они там тайно все высмотрели. И пришли они в дом блудницы Рааб. Это, как казалось Даллесу и как он говорил об этом друзьям, был первый пример, записанный в исторических летописях, того, что сейчас называется у профессиональных разведчиков явкой укрытия. Рааб скрыла шпионов у себя в доме, а потом вывела их из города, и израильтяне, захватив Иерихон, истребили мечом всех, оставив в живых одну только Рааб и ее семью. Именно тогда установлена была традиция вознаграждать тех, кто помогал разведке.
***
читать дальше

@темы: читальный зал, литература, история

22:20 

Из Ильфа и Петрова

Одноэтажная Америка (1935-1936)
Часть 10
Рэкет
Ракет - самая верная и доходная профессия, если ее можно назвать профессией.
Нет почти ни одного вида человеческой деятельности, которого бы не коснулся
ракет. В магазин входят широкоплечие молодые люди в светлых шляпах и просят,
чтобы торговец аккуратно, каждый месяц, платил бы им, молодым людям в
светлых шляпах, дань. Тогда они постараются уменьшить налог, который
торговец уплачивает государству. Если торговец не соглашается, молодые люди
вынимают ручные пулеметы ("машин-ган") и принимаются стрелять в прилавок.
Тогда торговец соглашается. Это - ракет. читать дальше

@темы: читальный зал, литература, история

22:05 

Из Ильфа и Петрова

Одноэтажная Америка (1935-1936)
Часть 9
Калифорния
Эта часть Калифорнии - орошенная пустыня. Если Калифорнию лишить
орошения на одну лишь неделю, она превратится в то, чем была, - в пустыню.
Если не полить цветов один день, они пропадут.

читать дальше

@темы: читальный зал, литература, история

21:14 

Из Ильфа и Петрова

Одноэтажная Америка (1935-1936)
Часть 8
Макс Фактор
За банком виднелось новенькое
здание. Весь фасад его занимали электрические буквы: "Макс Фактор".
читать дальше

@темы: читальный зал, литература, история

20:20 

Из Ильфа и Петрова

Одноэтажная Америка (1935-1936)
Часть 7
Голливуд и американский кинематограф
Страшно выговорить, но Голливуд, слава которого сотни раз обошла весь
мир, Голливуд, о котором за двадцать лет написано больше книг и статей, чем
за двести лет о Шекспире, великий Голливуд, на небосклоне которого звезды
восходят и закатываются в миллионы раз быстрее, чем об этом рассказывают
астрономы, Голливуд, о котором мечтают сотни тысяч девушек со всех концов
земного шара, - этот Голливуд скучен, чертовски скучен.

читать дальше

@темы: читальный зал, литература, история

20:16 

Из Ильфа и Петрова

Одноэтажная Америка (1935-1936)
Часть 6
Взаимоотношения американцев и индейцев
Наваго ненавидят и презирают "бледнолицых братьев", которые уничтожали
их несколько столетий, перегоняли все в худшие и худшие места и в конце
концов загнали в бесплодную пустыню. Эта ненависть сквозит в каждом взгляде
индейца. Индеец будет привязывать новорожденного младенца к маленькой доске
и класть его прямо на грязный земляной пол вигвама, но не станет брать у
белого человека его культуры.
читать дальше

@темы: история, литература, читальный зал

20:25 

Из Ильфа и Петрова

Одноэтажная Америка (1935-1936)
Часть 5
Будни путешественника
В Америке путешественника не угнетают обычные дорожные сомнения: "Где
мы сейчас? Найдем ли мы ночлег? Не врет ли спидометр? Уж слишком мы
забрались на Запад, - не пора ли передвинуть стрелку часов?" Нет.
Путешественника не волнует вопрос о ночлеге. Он привык к тому, что на дороге
его поджидают кэмпы, то есть лагери, состоящие из нескольких маленьких
домиков (в каждом домике - комната, душ и газовая кухня, а рядом с домиком -
гараж). читать дальше

@темы: читальный зал, литература, история

14:27 

Из Ильфа и Петрова

Одноэтажная Америка (1935-1936)
Часть 4
Независимость Филиппин
Хорошие люди в Чикаго решили нас развлечь и повезли в студенческий клуб
Чикагского университета на бал, устроенный по случаю дарования независимости
Филиппинам.
читать дальше

@темы: читальный зал, литература, история

00:56 

Из Ильфа и Петрова

Одноэтажная Америка (1935-1936)
Часть 3
Реклама
"Средний американец", невзирая на его внешнюю активность, на самом деле
натура очень пассивная. Ему надо подавать все готовым, как избалованному
мужу. Скажите ему, какой напиток лучше, - и он будет его пить. Сообщите ему,
какая политическая партия выгоднее, - и он будет за нее голосовать. Скажите
ему, какой бог "настоящее" - и он будет в него верить. Только не делайте
одного - не заставляйте его думать в неслужебные часы. Этого он не любит, и
к этому он не привык. А для того чтобы он поверил вашим словам, надо
повторять их как можно чаще. На этом до сих пор построена значительная часть
американской рекламы - и торговой и политической, всякой.
И вот реклама подстерегает вас всюду: дома и в гостях, на улице и на
дороге, в такси, в метро, в поезде, в самолете, в карете медицинской помощи
везде.

читать дальше

@темы: читальный зал, литература, история

01:14 

Из Ильфа и Петрова

Одноэтажная Америка (1935-1936)
Часть 2
Маленькие города Америки
Америка по преимуществу страна одноэтажная и двухэтажная. Большинство
американского населения живет в маленьких городках, где жителей три тысячи
человек, пять, десять, пятнадцать тысяч.

читать дальше

@темы: читальный зал, литература, история

22:09 

Из Ильфа и Петрова

Одноэтажная Америка (1935-1936)
Часть 1
На корабле
Вечером началась мелкобуржуазная самодеятельность. Пассажиры собрались
в салоне. Потушили свет и навели прожектор на маленькую эстраду, куда, дрожа
всем телом, вышла изможденная девица в серебряном платье. Оркестр,
составленный из профессионалов, смотрел на нее с жалостью.

читать дальше

@темы: читальный зал, литература, история

Всякая всячина

главная